18.02.2008 | 22:18

Шломо Минц на "Худсовете"

По материалам программы от 18 февраля 2008 года. В гостях у вечернего выпуска программы "Новости культуры" был скрипач Шломо Минц.

С Россией у знаменитого музыканта отношения самые теплые. Шломо Минц родился в Москве, здесь же с триумфом выступил по случаю столетнего юбилея Большого зала консерватории. А свой собственный пятидесятилетний юбилей в прошлом году он отметил концертом в Санкт-Петербурге. В девять лет скрипач впервые выступил публично, а в одиннадцать дебютировал как солист с симфоническим оркестром. Минц — первый в Израиле исполнитель всех 24-х каприсов Паганини – даже для концертирующего виртуоза это настоящий подвиг. Музыкант записал все концерты Вивальди для скрипки с оркестром. Но рекорды, безукоризненная техника и редкой красоты звук – не главное. Многогранность – вот что отличает игру и артистическую натуру Шломо Минца, который успешно выступает не только как скрипач, но также как альтист, исполнитель камерно-ансамблевой музыки и дирижер.

- На московском концерте вы исполните "Времена года" Вивальди. Музыка, бесспорно, бессмертная, но уж больно популярная. Почему Вы сделали такой выбор?

- Просто меня попросили, я думаю, что это совсем неплохо. Если нужно справить юбилей, пусть Вивальди, почему нет.

- Сейчас старинная музыка и, в частности, музыка XVIII века, существует как бы в двух измерениях. Одно – академическое, традиционное исполнительство, другое – аутентичное, то есть историческое. Каково ваше отношение к последнему, и извлекаете ли вы что-то интересное для себя из этой сферы?

- Я думаю, что мои интерпретации – смесь всего. Это мое личное мнение и моя личная интерпретация этих подходов. Конечно, для этого нужно иметь другие инструменты и т.д. Я думаю, что эти композиторы использовали бы эти плюсы, которые мы имеем сегодня, играя на более новых современных инструментах.

- Все скрипачи как-то могут сыграть на альте. Но вы – один из немногих, кто сделал альт своим вторым концертным инструментом. Почему так сложилось?

- Я давно его очень любил. И камерную музыку, когда был маленький, играл тоже на альте. И любовь довольно искренняя и личная к этому инструменту, думаю, что тогда недостаточно людей на нем играло, сегодня, конечно, намного больше. И думал, что нужно что-то сделать. Так и получилось.

- А не трудно переходить с одного инструмента на другой: технически и душевно? Ведь музыкант имеет какой-то контакт с каждым из инструментов.

- Мне один музыкант сказал, что разница между альтом и скрипкой – это как разница между русским и польским языком. Но есть такие люди, которые владеют этим. Теперь у меня нет проблем с этими вещами.

- Вы даете около 120 концертов в год. Как Вам удается поддерживать огонь вдохновения на каждом выступлении? Есть какие-то рецепты?

- Вы знаете, когда нужно остановиться, я останавливаюсь. И, может быть, это уже не те 120, как было раньше, я уже играл больше, но это неважно. Цифры совсем не важны. Важно иметь свежесть и любовь к музыке. И показать ее каждый раз, когда вы на сцене.

- Каким образом Вы расширяете свой репертуар? У вас есть какой-то план? Или это происходит спонтанно.

- Есть какой-то план, но иногда все планы нарушаются. И всегда есть просьбы других людей, другие проекты, дни рождения композиторов.

- И критики, и профессиональные музыканты традиционно превозносят ваш великолепный звук. Но звук – это не только исполнитель, но и инструмент. На каком инструменте вы играете?

- Я играю на инструменте Страдивари, но я считаю, что звук – это сам человек, который его делает.
Читайте также: Концерт в исполнении друзей. Юрий Башмет и Шломо Минц