15.05.2012 | 10:15

"Тотальная среда" художницы Магги Карделус представлена в Москве

Магги Карделус – американская художница, которая живет в Италии, развернула в Московском музее современного искусства свою «Тотальную среду», которая соткана из опыта матери и художницы, – для Магги эти две роли неразделимы. Произведения искусства она создает из страниц семейного альбома, в соавторстве со своими детьми и близкими ей людьми, ими вдохновляется, им посвящает сотворенное. Рассказывают «Новости культуры»

У Магги Карделус трое детей. Как любая нормальная мать она делает кучу их фотографий. Как художник превращает эти снимки в скульптуры и картины, которые рассказывают не столько о ее детях, сколько об универсальном человеческом опыте. Вот ее сын Зу загрустил при взгляде на птиц – меланхолик, его ранит прекрасное. Вот и метафора – его фотография разрезана, разрезы мать-художница заклеила пластырем – в форме летящих птиц.

«В общем-то, это нормальная человеческая реакция, – считает художница. – При встрече с красотой мы испытываем одновременно чувство утраты. А сочетание этих переживаний – восторга от красоты, и боли от ее утраты – для меня это сама суть фотографии».

Пространство вокруг печального Зу завешено птицами, вырезанными из его же фотографий. Запечатленный момент – как хочется его сохранить, но память такая тонкая и своевольная вещь – точно птица. Удержать ее можно, вложив в воспоминания все свое время и мастерство, – верит Магги Карделус. И тратит месяцы на превращение одного снимка в драгоценное кружево. А началось все со свадьбы.

«Мне не очень понравились мои свадебные фотографии, – рассказывает Маги Карделус. – На мой вкус, они не отражали суть события, и главное мое отношение к нему. Поэтому я свое изображение из всех свадебных фотографий просто вырезала».

Скучая по сестрам, она соединила фотопленку с их изображениями в сферу, где все они – одно целое. Портрет прабабушки покрыла хлебным тестом и назвала «Фаюмский портрет». Разбирая бабушкин архив, наткнулась на материал, из которого творятся миры.

«Я увидела эту женщину за вязанием, и подумала – «Так похоже на то, что делаю я», – домашнее искусство и все такое и взглянула на эту фотографию, как на большой свитер. И вот я как бы его распускаю. Это все одна полосочка, из одной фотографии вырезана, сходится к ее спицам, образует воронку, завихрение – на самом деле, целую вселенную».

Сегодня главный вдохновитель Мэгги Карделус – ее дочь Лаура. Она в ее жизни занимает такое место, что художница опасается, как бы ее ожидания не помешали дочери стать собой. И с проблемой этой справляется с помощью искусства.

«Я представила, что она уже выросла, вон какая огромная, больше меня, и из ее живота растет букет – моих забот, дел, того, что я ей ежедневно даю, – рассказывает художница. – И он вроде крыльев бабочки, то есть все это мое наследство на нее не давит, я надеюсь, а наоборот – окрыляет ее».

Такое изящное и глубокое искусство Магги Карделус – в основе своей феминистское. Но феминизм ее не воинствующий, скорее всепоглощающий. Она училась у Мирель Ладерман Юклес, Салли Ман и Луиз Буржуа. Естественные для женщины и матери охранительные жесты, страхи и переживания, эти художницы сумели превратить в высказывание об опыте человека вообще, а еще - в своего рода интенсивную терапию. «Облегчаю боль, признаю изменения, радуюсь жизни и готовлюсь к смерти», - говорит о своих занятьях сама Магги Карделус.