20.02.2008 | 11:35

"Сильфида", скроенная по датским меркам

Премьера в Большом. Сегодня вниманию публики будет представлена обновленная версия балета "Сильфида". Прежняя постановка, которая с успехом шла на сцене театра более десяти лет, теперь стала достоянием истории. Вдохнуть новую энергию в шедевр балетного романтизма доверили знаменитому танцовщику Датского Королевского балета, солисту лондонского Ковент-Гарден Йохану Кобборгу. Старинную сказку он обещал превратить в актуальную драму. Рассказывают "Новости культуры".

Целый месяц Йохан Кобборг не выходит из репетиционного зала. Он в совершенстве знает стиль Августа Бурнонвиля – автора самой известной датской версии "Сильфиды". Именно его постановку он переносит сейчас на сцену Большого. "Я назвал бы балет не "Сильфида", а "Джеймс". Здесь он главный герой. Да и сам Бурнонвиль ставил спектакль под себя, давая танцовщику-мужчине проявить себя в танце, а не быть просто поддержкой для балерины", – рассказывает Кобборг.

Пока неизвестно, кто будет танцевать премьеру. Есть четыре состава, и в каждом – свои Сильфида и Джеймс. "Очень женственная – понятно почему. Хотелось быть не яркой, а дополнением к нему", – поясняет солистка Большого Наталья Осипова. "Важно, что она настолько чистая в своем образе, что нет мысли, что она может обмануть", – добавляет солист Вячеслав Лопатин.

Вместо наивной сказки – человеческая трагедия о молодом мужчине, сбежавшем из-под венца, променявшем деревенскую невесту на Сильфиду – фею воздуха. Первой Сильфидой была Тальони. Она совершила настоящую революцию в балете, встав на пуанты. Теперь каждая балерина сама решает, каким должно быть "невесомое облако света". "Кажется, что мы ничего не делаем: легко прыгаем и перебираем ногами. Но это такая же техника, как крутить фуэте", – заверяет Наталья Осипова.

Несколько новых танцевальных номеров и мизансцены с пантомимой. Это не самые глобальные изменения. Йохан Кобборг, который досконально знает стиль Бурнонвиля, заставил артистов Большого танцевать в датской манере. "Это и положение корпуса, и острота, и никакой эффектации", – рассказывает художественный руководитель балетной труппы Большого театра Алексей Ратманский.

Изменились и костюмы. Художник Питер Фармер работает на контрастах. Шотландка – для крестьян, воздух и свет – для Сильфиды. "Весь спектакль воздушный", – замечает он. Рисованные декорации сегодня не очень популярны, но Питер Фармер сознательно пошел на риск. Иллюзорное пространство для него интереснее, чем движущиеся декорации. У него на счету четырнадцать постановок "Жизели", "Сильфида" пока вторая. "Когда работаешь с великой классикой – а именно к ней я отношу "Сильфиду", – трудно сохранить лучшее и вдохнуть новую жизнь. Я старался держать баланс", – признается Питер Фармер.

Сам Кобборг не уверен, что воссозданная "Сильфида" станет точной копией Бурнонвилевской, ведь многие записи были утеряны. Но совершенно очевидно, что новая "Сильфида" скроена по-датским меркам.

Читайте также:
"Сильфида" по-бурнонвилевски