15.05.2012 | 11:17

Москва увидела корейский балет

Красочная сказка с национальным восточным колоритом, что называется, из первых рук, была показана 14 мая в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Спектакль «Шим Чон», что в переводе с корейского означает «Дочь слепца», привез в Москву «Юниверсал балет» из Сеула. Труппа активно пропагандирует в мире национальное искусство, и эта постановка для нее знаковая. Это образец синтеза традиций классического западного балета и духа корейской культуры. Рассказывают «Новости культуры». 

У Тиньона свой секрет массажа – конечно, это не панацея от травм, но разогнать кровь и разогреть мышцы он умеет.. После такой терапии танцовщики буквально летают над сценой. «В балете много прыжков, если ноги не готовы, то можно получить серьезную травму», - объясняет он.

Корейцы готовились к гастролям основательно. Два контейнера декораций, больше двухсот костюмов. Среди реквизита - предметы корейского быта для воды. Такие до сих пор встречаются в корейских деревушках. Звуки моттака не давали уснуть монахам при чтении манускриптов. Таких вещиц много – «Шим Чон» - балет с национальным колоритом. Хотя постановка американская. Микс- классического и народного танца. Джулия Мун - блистательная в прошлом балерина, прошла школу Ковент-Гарден, училась в Монако, технику классического балета получила из рук экс худрука Кировского театра Олега Виноградова и даже танцевала в Мариинке. Говорит – руки корейских балерин в танце похожи на перья веера.

«В Корее в знак радости танцуют плечами. В этом балете слепые – радуясь прозрению - двигаются именно так. В корейском танце акцент всегда на руках – руки подчеркивают длинные рукава костюма и очень пластичные движения», - рассказывает генеральный директор «Юниверсал балета» Джулия Мур (Корея).

Шим Чон – двадцать лет в репертуаре труппы. Историю, похожую на сказку, в Корее знает каждый школьник. Лихо закрученный сюжет напоминает нашу «Баядерку», только на корейский манер. Сирота в поисках отца. Главный герой, разрушающий силы зла. Прима Хвэ Мин Хван десять лет рассказывает эту историю. С легкостью переходит с классических движений на традиционно корейские.

«Так танцуют в народном танце – носок поднят. Движение противофазное классическому балету. Но когда вступают руки – это уже балетная традиция», - говорит солистка труппы «Юниверсал балет» (Корея).

Брайн Рю сам двадцать лет танцевал. Вначале в Китае, потом в Корее. Говорит – русский балет сыграл решающую роль не только в его становлении.

«Еще пятьдесят лет назад корейский балет был уделом дилетантов. Но приехали русские педагоги, заложили основу – и вот он, сегодняшний корейский балет. Мы танцуем классический репертуар. «Шим Чон» - единственная национальная история в нем», - отмечает художественный руководитель «Юниверсал балет» Брайн Рю (Корея)

Брайн Рю - сын корейских эмигрантов, вернулся в родную страну тринадцать лет назад. Сейчас худрук труппы. В корейском танце мужчины танцовщики работают практически босиком. Всю силу ног вкладывают в прыжки – герой здесь выходит из тени балерины. Хотя техника танца отличается от привычной – европейской. Да и фактура тоже.

«Юниверсал балет» в Москве два дня. Они проехали тысячи километров, чтобы показать себя и рассказать о своем национальном мифе, в котором столько красок и колорита. А еще показать миру, как развивается классический танец в Корее – стране, которая не так давно начала свою балетную историю.