22.02.2008 | 11:42

Выставка японской ксилографии открывается в Пушкинском музее

Уникальную коллекцию классической японской ксилографии представит сегодня вниманию публики Музей изобразительных искусств имени Пушкина, который обладает одним из богатейших в мире собраний японского искусства. На выставке, которая получила поэтичное название: "Несравненное творенье этот бренный мир!", представлено более двухсот гравюр XVIII – XIX веков. Ранее в таком объеме они никогда не выставлялись. Рассказывают "Новости культуры".

Если на кимоно изображены ирисы, то это пятый месяц от начала года; а если цветущие сливы, то это зима. Чтение символов на японских гравюрах подобно разгадыванию сложной шарады – вне зависимости от изображаемого сюжета, а сюжетов за два века накопилось великое множество. "Были очень популярны изображения куртизанок, несколько раз в год они выходили в сопровождении свиты в великолепных нарядах, художники их рисовали, все это переносилось на гравюру, и это печаталось, и это были очень модные издания. На них ориентировались", – рассказывает старший научный сотрудник отдела графики Пушкинского музея Айнура Юсупова. Также создавались изображения популярных актеров театра Кабуки, бытовые сцены, и даже картины с привидениями.

Открытия ждут и любителей вееров. В экспозиции представлено несколько экземпляров, выполненных в технике ксилографии. Подобной выставки действительно еще не было, несмотря на то, что в Пушкинском музее с 1924 года хранится более тысячи ксилографических – то есть отпечатанных с деревянной доски – листов. Большую часть коллекции составляет собрание офицера русского флота Сергея Китаева. Он был одним из первых российских моряков, заходивших в порты Японии в позапрошлом веке. Работа с обширной коллекцией капитана Китаева стала делом всей жизни Беаты Вороновой. Она крупнейший специалист по японской ксилографии и ее музейный хранитель. Она же составитель двухтомного каталога японских гравюр эпохи Эдо – в России он издается впервые. "Эдо – старое название Токио. Эта эпоха была интересной, тогда пробуждалось национальное самосознание, начались связи с Европой, Европа очень заинтересовалась японским искусством, и его впервые начали публиковать", – рассказывает она.

Внимательный зритель найдет среди гравюр и прототипы комиксов манга, и первые рекламные афиши, и просто пейзажи – с традиционной японской недосказанностью. Главное – это момент созерцания. Остальное неважно, ведь мир так изменчив.