27.02.2008 | 14:10

Прокофьев, Рахманинов, Мацуев, Спиваков

В одной из дневниковых записей Сергея Прокофьева есть такие строчки: "Какой славный Первый концерт Рахманинова. Несмотря на несостоятельность музыки и некоторую детскость, какое приятное впечатление от искренности, нежности и прелестного настроения". Взаимные симпатии и уважительное соперничество были характерны для двух гениев ХХ века. Поэтому в концерте, программа которого содержит произведения обоих композиторов, всегда есть скрытая интрига. Такой концерт давал минувшим вечером Денис Мацуев в сопровождении Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова.

За долгие годы работы у Владимира Спивакова и Дениса Мацуева появились свои привычки и традиции. Перед каждой репетицией они рассказывают друг другу новый анекдот и делятся впечатлениями от прочитанных мемуаров, книг и переписки. "Солист – могучий талант, к тому же рано вошедший в пору зрелости" – так характеризует Мацуева Владимир Спиваков. Выслушав от Дениса новый анекдот, Владимир Теодорович делится с ним свежими впечатлениям от переписки Фокина и Рахманинова. Это может пригодиться при исполнении Рапсодии на тему Паганини. "Интересно, где появляется нечистая сила, где – любовная лирика. Это дает шанс привнести что-то новую в эту музыку", – замечает Спиваков.

В зал пришли те, кто любит Спивакова, и те, кто имеет право раскритиковать "могучий талант" Мацуева. Например, его учитель Сергей Доренский. Денис еще десять лет назад выиграл Конкурс Чайковского, но каждый раз приходит с новой программой к своему учителю. Он прислушивается к рекомендациям Доренского, даже когда тот советует ему, каким спортом заниматься. "Спортсмен – в футбол играет и в теннис. Но в теннис я ему не советую – руки надо беречь. А если играет в футбол, то перчатки надевает", – говорит Доренский.

Родители Дениса каждый раз ходят на концерты сына. "Нам очень приятно, что сейчас полон зал, и люди будут его слушать. Вот это самое главное для нас", – говорят они. Первая симфония Прокофьева – "Классическая". Сам композитор писал о ней так: "Если бы Гайдн дожил до наших дней, он сохранил бы свою манеру письма и в то же время воспринял кое-что от нового. Такую симфонию мне и захотелось написать".

Однако в полной мере оценить Мацуева как солиста, а Спивакова как аккомпаниатора, можно только во второй части программы. Третий, самый известный концерт Прокофьева. "Сияющий и бодрый" – как говорили о нем современники композитора. "Джазовый и дающий возможность неожиданно интерпретировать его" – так говорит Мацуев. "Это мой любимый концерт, с таким драйвом. Я бы сказал, со свингом, – добавляет он. – Есть темы, которые стопроцентно ложатся под джазовый стандарт, а ритм – грув, как говорят джазмены".

В любимом концерте Мацуева Владимир Спиваков готов быть просто аккомпаниатором. Он сам не понаслышке знает о том, как работают многие дирижеры. Некоторые знаменитости могут потратить лишь час на занятие с солистом. Правда, американец Леонард Бернстайн, который в свое время подарил Спивакову свою дирижерскую палочку, времени на солиста не жалел. Пять репетиций с оркестром и занятия под рояль. Это стало для Спивакова примером.