27.02.2008 | 19:43

В театре "У Никитских ворот" готовится премьера по Островскому

Популярность пьес Александра Николаевича Островского с течением времени не становится меньше; скорее, наоборот. Об этом свидетельствуют многочисленные постановки его пьес на современных подмостках. В театре "У Никитских ворот" готовится премьера. Режиссер Аркадий Кац, который уже не впервые обращается к творчеству великого драматурга, поставил на этой сцене одну из самых репертуарных комедий Островского "Правда хорошо, а счастье лучше". Рассказывают "Новости культуры".

Аркадий Кац шутит: "У нашего союза "Островский – Кац" – маленький, но двойной юбилей". За последние пять лет Кац поставил пять спектаклей по пьесам Островского. Среди них – "Без вины виноватые", "Волки и овцы", "Доходное место". Теперь он взялся за "обаятельную пьесу", как он ее сам называет, "Правда – хорошо, а счастье лучше". "Ничего более прекрасного, чем Островский, в отечественном театре нет. Он свободно перешел рубеж ХХ века и XXI. Он эпохальный поэт", – убежден Аркадий Кац.

Хозяйская дочь, девушка на выданье, полюбила бессребренника – приказчика Платона, а он пуще своей любви к богатой наследнице любит правду. От этого, разумеется, все его беды. А вокруг жизнь кипит: прислуга разворовывает усадьбу, спивается барин, созревают яблоки, и опадают листья. "Островского нельзя переписывать и дополнять. Его можно только сократить – вот что страшно любит Аркадий Кац. Ну вот, мы сократили один длинный монолог. Наверное, это правильно. Сегодня жизнь очень подвижна", – замечает актриса Райна Праудина.

Для режиссера главное не самовыражение, а авторская интонация. "Кац такой человек, такой режиссер. Он с прищуром смотрит и на артистов, и на материал", – отмечает заслуженный артист России Сергей Десницкий. К слову драматурга режиссер относится бережно. В актерской речи звучат старосветские, купеческие нотки.

По заверению Аркадия Каца, каждый раз Осторвский его удивляет. Комедия "Правда – хорошо, а счастье лучше" тонко и озорно рассказывает о сложном выборе. Кац давно определился: другие драматурги хорошо, а Островский лучше.