29.02.2008 | 11:15

"Лоэнгрин" вновь на российской сцене

После долгого перерыва, который продолжался почти семьдесят лет, в Москве поставили одну из самых мелодичных опер Рихарда Вагнера – "Лоэнгрин". Премьера состоится сегодня вечером на сцене "Новой оперы". Главный дирижер театра Эри Клас давно начал готовить эту постановку. Еще полтора года назад он исполнил Фантазию на темы из оперы Вагнера "Нюрнбергские мейстерзингеры" и сразу после этого приступил к репетициям над "Лоэнгрином". К сожалению, маэстро заболел. Заканчивали работу постановщики и дирижер из Европы. Подробности – в репортаже "Новостей культуры".

Художник по костюмам из датской постановочной группы Штеффен Аарфинг требовал от своих ассистентов четкости и чистоты линий. "Очень интересно. Современный подход, даже не театральный. В театре как – все весело, а здесь – строго, подиумные модели", – рассказывает ассистент художника Любовь Шепета. В этот вечер за дирижерским пультом – австрийский дирижер Ян Латам-Кенинг. Приглашение пришло ему в последний момент по причине болезни Эри Класа. Латам шутит, что приехал на все готовое. Оставалось только довести до оркестрантов все купюры в партитуре. "Это нормальная практика. Вагнер и писал свои длинные партитуры с учетом того, что там обязательно сделают купюры. А в Германии, где, часто ставят Вагнера, на оперы ходят, как на фильмы в кинотеатры – так же часто и так же ненадолго – чтобы успеть к последнему транспорту", – замечает Латам-Кенинг.

Европейскими стали не только купюры в партитуре и костюмы, но также отношение к самому спектаклю. Зрители в театре "Новая опера" перед спектаклем даже не подозревали, что их ждет. Каспер Хольтен, который в 26 лет возглавил Датскую Королевскую оперу в течение шести недель рассказывал артистам о том, что его "Лоэнгрин" – это готический комикс.

"Мы хотели создать в этом спектакле атмосферу опасности. Лоэнгрин хороший парень, как будто хороший. Но что у него внутри? Кто он? Человек, который просит свою невесту Эльзу не спрашивать его о прошлом, причем не оставляя ей выбора, поскольку ей нужно согласиться либо на смертную казнь, либо выбрать его, Лоэнгрина, и тем самым спастись", – объясняет Каспер Хольтен.

Тем не менее, Лоэнгрин – единственный человек в белом и современном костюме. Остальным досталась средневековая одежда. Лебедь Лоэнгрина, на котором он въезжает в раздираемую междоусобными войнами Германию, бумажный. Впрочем, американец Джон Пирс, который будет петь на премьере, уверяет, что в мире видели и не такие метаморфозы. Он уже четыре раза исполнял партию Лоэнгрина. "Когда я впервые пел эту партию – причем это был вообще мой оперный дебют, – я появлялся в костюме настоящего Лоэнгрина: в шлеме, в доспехах. На этот раз режиссер снял с героя и его амуницию, и тайну. Здесь Лоэнгрину позволено развлекаться", – замечает Джон Пирс.

Молодого Лоэнгрина исполнит 25-летний Хачатур Бадалян. Он волнуется, сравнивая себя с настоящим вагнеровским певцом – двухметровым Пирсом. "Безусловно, огромная разница. Он больше меня в два раза и старше меня в два раза. И поем мы с ним в разных манерах", – говорит Бадалян. У российских музыкантов нет опыта петь на немецком языке. Им сложно исполнять масштабные, мощные вагнеровские партии. Однако о когда режиссеру пришлось прощаться с тремя из пяти исполнительниц, которые репетировали партию Эльзы, Хольтен плакал. Ему также понравился хор. Это немаловажно, ведь "Лоэнгрин" – это, скорее, опера для хора и солистов, а не наоборот.

Каспер Хольтен пять часов перед спектаклем провел за компьютером, отвечая на письма. Не все спокойно в Датском Королевском театре без директора. "Вы знаете, в моем контракте прописано, что я имею право один раз в год ставить за пределами своего театра в Копенгагене. И в следующем году я бы снова приехал в Россию. Мне есть, что еще сказать", – признается он, ведь опер Вагнера, которые редко ставятся в России, еще достаточно.