29.02.2008 | 19:40

Производственная драма в Театре имени Пушкина

Офисная жизнь без прикрас – такова тема пьесы "Бесхребетность" немецкого драматурга Ингрид Лаузунд. За эту современную производственную драму взялся Роман Козак. На главные роли режиссер пригласил своих бывших студентов – ныне молодых актеров Театра имени Пушкина. Премьера гротескового спектакля "Офис" назначена на 2 марта. Рассказывают "Новости культуры".

Режиссеру Роману Козаку забытый жанр "производственная драма" совсем не близок. Услышав подобное определение, он удивляется. Конечно, его "Офис" не о том, как передовики производства отказываются от премии и берут на перевоспитание нерадивого халтурщика. "Это такие модели отношений в таком гротескном ключе. Автор пьесы придумала комичную цепочку историй, которые могут происходить между людьми", – рассказывает режиссер.

Похоже, что сейчас вместо героев труда – метростроевцев и сталеваров – социальные срезы общества представляют менеджеры и гастарбайтеры, а в данном случае – "бесхребетные", по определению автора пьесы, офисные служащие. Это только кажется, что офисные будни серые и безрадостные. Пятеро персонажей готовы это опровергнуть. Офис как модель мира – жестокого и беспощадного. Страшно представить, что творится за загадочной дверью в кабинет шефа.

Персонажи – люди, страдающие раздвоением личности, безграничным лицемерием и своими страхами. Временами фарсовое действо переходит все границы дозволенного. В голове – топор, в спине – нож, пепельница ездит сама по себе, от такого даже цветы вянут на глазах. "Сложность была в том, что не бытовое существование, и реакции не бытовые", – замечает актриса Анастасия Лебедева.

Когда все это начинает зашкаливать, становится ясно что офис – это почти вселенское зло, от которого и голову можно потерять в любой момент. "У нас у всех есть страхи, комплексы, которые рождают в нас парадоксальные явления", – говорит актер Игорь Теплов. У его героя есть монолог про разговоры с чайными лепестками и ощущение безграничного счастья. Хотя бы ради этого стоит на два часа заглянуть в этот офис, где разворачивается, пусть и производственная, но не бытовая драма.