01.03.2008 | 16:17

145 лет со дня рождения Александра Головина

Когда у режиссера Всеволода Мейерхольда спросили, кого из театральных художников он ценит больше всего, он ответил: "Два имени никогда не исчезнут из моей памяти - Николай Сыпунов и Александр Головин. Им, как и мне, была приоткрыта дверь в страну чудес". Сегодня исполнилось 145 лет со дня рождения Александра Головина. Член объединения "Мир искусства" и "абрамцевского кружка", художник дягилевских "Русских сезонов" и один из авторов русского павильона на Всемирной выставке в Париже – Головин участвовал во всех значимых проектах Серебряного века. Рассказывают "Новости культуры".

Произведения Александра Головина хранятся не только в музеях. Майоликовый фриз московской гостиницы "Метрополь" выполнен отчасти по его рисункам. Живописец, чье искусство выплеснулось за рамки картины: на улицу и театральную сцену, - участвовал в главном эксперименте своего времени: стирании границы, отделяющий реальную жизнь от мира искусства.

Ида Гофман, искусствовед: "Реальный пейзаж у него выглядит как театральная декорация, человек предстает не сидящим перед вами, а в своем мире, как бы на сцене".

Его картины - почти фрески: написанные в смешанной технике они декоративны и театральны.

Ида Гофман, искусствовед: "Для того, чтобы написать такой портрет, Головин использовал сирийские рельефы".

Символические детали присутствуют не только в портрете Шаляпина в роли Олоферна, но и в автопортрете самого Головина.

Ида Гофман, искусствовед: "Он- вот этот горделивый пион".

К моменту создания этого автопортрета Головин - уже главный художник императорских театров Петербурга. Уже сложился его союз с Всеволодом Мейерхольдом, уже поставлены оперы "Кармен" и "Орфей и Эвридика" в Мариинском, "Дон Жуан" Мольера в Александринском. Впереди -легендарные спектакли "Гроза" и "Маскарад".

Наталья Макерова, заведующая музеем-квартирой Мейерхольда: "Изменил отношение к профессии художника в театре. Это был абсолютно театральный человек".

В театр он пришел в свои 37, зрелым живописцем и декоратором, и совершил открытия, для современной сценографии фундаментальные. Он не увеличивал станковую картину до размеров задника сцены, а совместно с режиссером создавал неиллюстративный образ спектакля, его среду и атмосферу. Но и технических изобретений им сделано немало.

Наталья Макерова, заведующая музеем-квартирой Мейерхольда: "Головин разрабатывает и придумывает индивидуальные для каждого спектакля порталы, стройные архитектурные сооружения, учитывающие устройство самого зрительного зала".

Вместе с Мейерхольдом Головин придумывает, как вовлечь зрительный зал в действие, поместив на авансцену зеркала.

Наталья Макерова, заведующая музеем-квартирой Мейерхольда: "Они видели в этих зеркалах, может быть, не себя даже, а мелькающие, снующие тени, они оказывались в одной с героями атмосфере".

Образ каждого спектакля Головин разрабатывал в мельчайших подробностях. К спектаклю "Маскарад" он нарисовал четыре тысячи эскизов. Чтобы воплотить нарисованное, понадобилось шесть лет и 300 тысяч золотых рублей. Спектакль, премьера которого совпала с днем начала Февральской революции, стал признанной вершиной театральной культуры Серебряного века и творчества Головина как сценографа. После Революции работу в театре Головину предлагали редко, но он уже изобрел способ остаться в театре навсегда.

Ида Гофман, искусствовед: "Он театр сделал формой поэтизации обычной станковой живописи".