05.03.2008 | 12:01

История Золушки – Валерии Мухановой

История Валерии Мухановой, дебютировавшей в балете Джона Ноймайера "Чайка" напоминает сказку, которой могла бы позавидовать и Золушка. В минувшем году юная балерина поступила в Театр Станиславского и Немировича-Данченко и, даже не успев станцевать ни одного спектакля, сразу же получила роль, о которой мечтали ведущие солистки труппы. Хореограф Джон Ноймайер увидел танцовщицу в балетном классе и понял, что перед ним – Нина Заречная. После премьеры Валерию Муханову выдвинули на премию "Золотая маска". О дебюте, который стал триумфом, рассказывают "Новости культуры".

Год назад задача-максимум Леры Мухановой была – попасть в труппу Театра Станиславского и Немировича-Данченко. Там в это время после реставрации восстанавливали старые репертуарные спектакли и готовили премьеры. Ее взяли, как и всех новичков, в кордебалет, на четырнадцатый разряд – самый низкий для балетных. В это время, Джон Ноймаер прилетел в Москву ставить "Чайку". Местные примы трепетали и терялись в догадках, кого же выберет мэтр на главные партии. "В определенный день он пришел на класс, ходил, выбирал. После этого класса вывесили списки, кого бы он хотел, его заметки", – рассказывает Муханова.

Она оказалась одной из трех балерин, которых Ноймайер выбрал для партии Нины Заречной. Труппа недоумевала. Никто не знал, кто такая Лера Муханова. А она не знала, что за балет ставит Ноймаер. К тому времени в театре она проработала всего месяц, и театральные новости обходили ее стороной. Это сейчас ее имя все чаще появляется в рабочем графике репетиций.

Она приходила на репетиции к Ноймайеру и параллельно танцевала одну из двадцати фей в "Золушке" Олега Виноградова. Это была ее первая крошечная партия в коротком эпизоде. Своим друзьям перед спектаклем Лера говорила: "Третья слева от главной феи – я". Иначе они могли просто не узнать.

В "Чайке" все было совсем по-другому. Она уже не терялась среди выстроенного кордебалета, а проживала настоящую жизнь молодой балерины. У Ноймайера все герои имеют отношение к миру балета. Страхи, тревоги, мечты, надежды Нины Заречной были близки и понятны Лере. "Я не могу сказать, что себя играла, но было легко сопоставить эти чувства и переживания. Они граничат с моим возрастом", – замечает Муханова. К тому же ей не пришлось ломать и подстраивать себя под стиль и хореографию Ноймаера, потому что помнила уроки современного танца в Академии. На такое чудо, как главная партия в спектакле у Ноймайера, Лера не рассчитывала. "Я знала, что приду в театр и никто на меня не кинется, как в школе. А так получилось", – говорит она.

В перерыве балерина призналась, что все время терялась перед легендарным хореографом, забывая его знаменитую на весь мир фамилию. "Долго не могла запомнить: Джон... и забывала. Мама спрашивала, как его зовут, а я не могла вспомнить", – признается она. О том, что ее выдвинули на "Золотую маску" в номинации "Лучшая балерина" Лера Муханова узнала от подруг, которые прочитали новость в Интернете и почти не удивились.