11.03.2008 | 12:03

К юбилею Киры Головко

Однажды юная Кира Головко написала письмо самому Станиславскому. Ответа не получила, а много лет спустя обнаружила это письмо в музее МХАТа со строчками, подчеркнутыми рукой Константина Сергеевича. Впервые она вышла на сцену МХАТа в 1938 году. Тогда в спектакле "Синяя птица" она произносила всего одну фразу. Теперь в ее послужном списке более пятидесяти ролей в лучших постановках театра. Сегодня актриса принимает поздравления с юбилеем. Рассказывают "Новости культуры".

Обычно женщины стараются не говорить о возрасте, а уж если и говорят, то в сторону преуменьшения. Кира Николаевна Головко своего возраста никогда не скрывала. "Я родилась в 1919 году, по паспорту даже 1918-й написали. Меня не брали в школу. Я пошла в первый класс, окончила четыре, а в пятый не берут. И моя мама исправила в метрике "9" на "8". И так я и живу до сих пор, так меня и Табаков уже считает родившейся в 1918 году, – рассказывает народная артистка СССР. – Я училась хорошо, кончила школу, без экзаменов поступила в ИФЛИ – был такой Институт истории, философии и литературы, потом он слился с университетом. И учась там, я прочитала, что идет набор во вспомогательный состав, и не доучившись одного курса, с 8 сентября 1938 года я уже была во вспомогательном составе МХАТа. 637 человек на место – это огромный конкурс. Как они меня взяли?".

На вступительных экзаменах произошел забавный случай. У Головко – тогда еще Киры Ивановой – в программе была басня Крылова, монолог Катерины из "Грозы" и "Гренада" Светлова. МХАТовские педагоги настоятельно просили "Гренаду" не читать. Однако самоуверенная девушка на последнем экзамене все же заявила это стихотворение Светлова. Правда громко сказала – монолог Катерины, басня Крылова "Лиса" и "Гренада". А под конец тихо-тихо добавила – Михаила Светлова. А нижнем фойе, где проходил экзамен воцарилась гробовая тишина. И вдруг Массальский обратился к Топоркову: "Слушай, а ты знаешь такую басню Крылова "Лиса и Гренада"?". Раздался смех, это смягчило обстановку.

"Первая моя роль была "Молоко" – "Ой, я кажется скисла". Нет, в "Пиквикском клубе" я еще играла служанку Джингли. Массальский залезал под юбку и больно меня щипал. Я, естественно, вскрикивала – "Вы забыли заплатить, сэр". Вот это были мои первые слова на МХАТовской сцене", – рассказывает Кира Головко. Впрочем, немного раньше у Киры Николаевны были бессовесные роли в "Трех сестрах". В первом акте она пела птичкой, во втором была шумом в печке, в третьем – пожаром, а в четвертом – журавлями. В ее послужном МХАТовском списке – более пятидесяти ролей в лучших спектаклях театра, которые уже успели стать классикой отечественной сцены. Натали в "Последних днях", Параша в "Горячем сердце", Ольга в "Трех сестрах", госпожа Пернель в "Тартюфе", Мария Стюарт в одноименном спектакле.

Был период, когда она семь лет служила на другой сцене. Ее муж – адмирал Арсений Головко – был направлен служить в Калининград, и жена поехала за мужем. За семь лет в Калиниградском театре было сыграно двадцать две роли. Кира Николаевна не считает эти годы потерянными, хотя Алла Тарасова, когда подписывала ей творческий отпуск перед Калиниградом, мрачно сказала: "Ты кончилась как актриса". Кинематограф в ее жизни сыграл не последнюю роль. "Глинка", "Свет над Россией", "Председатель", "Первоклассница" – великолепные внешние данные, врожденный аристократизм, искренность, чистота и доброта – вот приметы ее экранных героинь.

Одной из последних театральных работ актрисы стала роль Милоновой в "Лесе" Кирилла Серебрянникова. "Вообще, меня пугали им – ты ему не понравишься. Ты типичная МХАТовка – с нутром и так далее. Вы знаете, он мне дал палочку в руки и попросил: "Кира Николаевна, повертите эту палочку". И я с этой палочкой с удовольствием стала управляться. Кирилл подхихикивал из зрительного зала. Я считаю его очень талантливым человеком", – говорит Головко. Сегодня Кира Николаевна уже не выходит на сцену, но по-прежнему приходит в родной театр, который считает третьим своим родителем.