11.03.2008 | 13:34

Великий хореограф русского балета Мариус Петипа

Сегодня исполняется 190 лет со дня рождения Мариуса Петипа. Он прожил в России шестьдесят лет, но так и не выучил русский. Зато он в совершенстве знал язык классического танца. Великий француз служил четырем русским императорам, поставил более шестидесяти балетов, был удостоен высочайших наград, а в финале был изгнан из Мариинского театра, который называл своим домом. Однако до сих пор ни одна академическая труппа не может обойтись без спектаклей Петипа – великого хореографа русского балета. Рассказывают "Новости культуры".

Он прибыл в Санкт-Петербург в качестве первого танцовщика с жалованьем десять тысяч рублей в год. Он даже и не думал, что задержится на шестьдесят лет. Глядя на смешного француза, обмотанного платком, никто и не предполагал, что русский балет навсегда будет связан с его именем. "Без Петипа академический театр существовать не может", – убежден Михаил Лавровский.

Десять лет назад в репертуаре Мариинки появилась новая "Спящая красавица". Старый шедевр Петипа реконструировал Сергей Вихарев. Это была первая совместная работа Чайковского и Петипа. Хореограф сам пришел к композитору с четким планом балета и буквально по секундам расписал каждую вариацию. "Там все рассчитано на эффект праздника, сказочность, неожиданность", – замечает Сергей Вихарев.

"Спящая красавица" также стала первым балетом Марины Кондратьевой в Большом театре. Она танцевала и в постановке Мессерера – Габовича, и в двух редакциях Григоровича. До сих пор партию Авроры она считает одной из самых сложных, а сам балет – энциклопедией классического танца. "Считается, что балерина состоялась, если она станцевала все балеты Петипа", – говорит Кондратьева.

В Академии хореографии классическому танцу учат восемь лет. Есть даже такой предмет "производственная практика". Ее начинают именно с Петипа. Ректор академии Марина Леонова, считает, что балерина, воспитанная на классическом экзерсисе, может станцевать все. "Петипа знал природу классического танца и умел из самых простых движений сделать изумительные вариации", – считает она.

В прошлом сезоне "Корсар" в Большом наделал немало шума. Алексей Ратманский и Юрий Бурлака тоже попробовали свои силы в реконструкции Петипа. "Мы имели записи начала двадцатого века. Петипа был уже не активен. Он отошел от дел и в своих мемуарах жаловался, как безжалостно все искажается", – рассказывает Ратманский.

Свои балеты Петипа сочинял дома, расставляя на доске фигурки танцовщиков. В театр он приходил, подобно стратегу – имея готовый план любой мизансцены. Хореограф легко ставил масштабные сцены, не нарушая четкости в кордебалете. На премьере "Баядерки" сцену "Теней" танцевали шестьдесят четыре танцовщицы. В "Оживленном саде" – шестьдесят восемь балерин. На сегодняшний день эти сцены не имеет аналогов.

"Музыка для танцев, а танцы для балерины", – говорил Петипа. Своих танцовщиц он любовно называл "ma belle" – "моя красавица". Знаменитые вариации Петипа всегда были согласованы с индивидуальностью балерины, поэтому они так удобны для танца. "Можно вариациями Петипа лечить ноги", – замечает Марина Кондратьева.

Он поставил более шестидесяти балетов: "Лебединое озеро", "Раймонда", "Щелкунчик"... До сих пор зарубежные импрессарио просят русские театры привозить им классику – балеты Петипа. Администраторы театров знают точно: когда идут такие спектакли, свободных мест в зале не бывает.

190 лет со дня рождения Мариуса Петипа