11.03.2008 | 22:05

Аким Салбиев на "Худсовете"

По материалам программы от 11 марта 2008 года. Гостем вечернего выпуска программы "Новости культуры" был режиссер Аким Салбиев.

Действие новой картины Акима Салбиева "Одиннадцать писем к Богу" разворачивается в заброшенном горном местечке. В интернат, расположенный высоко в горах Осетии, приезжают новый учитель Билар Болатович и новый воспитанник Алан. С их появлением нарушается обычный ход жизни. Интернат готовится к юбилею, и одновременно с этим выясняется, что местные власти хотят его снести. Директор интерната всеми правдами и неправдами борется с бессердечной властью. "Одиннадцать писем Богу"- это картина о
страхах, боли и растерянности жителей, уповающих только на то, что дойдут до Бога письма, которые пишет полуслепой мальчик, о тотальном одиночестве героев и обретении себя через любовь и надежду.

- Аким, правда ли, что интернат, расположенный далеко в горах Осетии, и директриса, прототип вашей главной героини, существуют на самом деле?

- Существуют, это из моего детства и из детства моего соавтора Дмитрия Курилова.

- Вы сами писали сценарий, насколько там много автобиографичного, в этой истории? Насколько для вас было важно высказаться на эту тему?

- Мне кажется, режиссер должен только черпать в своих картинах, вбирать туда из своей биографии, тогда это будет интересно другим. Я понимаю, что у каждого есть свой "Аморкорд". И после "Аморкорда" будет то, что было дальше. Спустился с гор, приехал в большой город, поиски нового – это продолжение картины будет, "Одиннадцать писем к Богу".

- А насколько совпадает лирический герой с режиссером Акимом Салбиевым?

- Не думаю, что целиком, потому что у меня было более безмятежное детство, но я знаю, что такое детство было у тех, с кем мне пришлось потом в жизни встречаться, общаться, работать, знакомиться. Каждый раз, когда я приезжаю к себе в Осетию, я снова встречаюсь с этими людьми, и мне хотелось в память об их детстве, да и о себе в том возрасте, сделать это кино.

- Вы не прибегаете к спасительным режиссерским приемам – не прячетесь за сарказмом, иронией, не боитесь быть мелодраматичным. Не кажется ли вам, что современный зритель может быть не готов к такой безусловной искренности?

- Мне кажется, пора уже современному зрителю возвращаться к искренности, потому что сегодня время прописных истин – простить, любить, понять, я думаю, что если бы сегодня вышла картина "Калина красная" Шукшина, то она тоже прошла бы мимо. Но мы должны сказать себе, что мы другие. И мы должны снимать и смотреть другое кино, свое кино. Я просто поражен, почему сегодня нельзя делать кино по классикам – Федору Абрамову, Виктору Астафьеву, Распутину, ведь это мы, и я не стесняюсь этого.

- У вас получился очень светлый финал. И в конце вы дарите героям и любовь, и обретение близких, и счастье. Вы не боитесь, что вас упрекнут в неправдоподобии, так нечасто бывает в жизни?

- Нет, я об этом даже не думаю и не боюсь, потому что, если в фильме нет послания в будущее, кто мы, зачем живем, куда идем, то этот фильм просто не нужен. Помните, как в одной картине, которая вышла много лет назад: "Если эта дорога не ведет к храму, то зачем она нужна". Поэтому, и этот фильм – я наоборот хочу сказать миру, что Кавказ – это не поле войн и боя. А Кавказ – это место, где есть свой этнос, своя культура, свои традиции – это, по сути, - кавказские художественные хроники. Ведь многие средства массовой информации создали совсем другой образ Кавказа. И куда деть тот Кавказ, которым гордились все. Мы гостеприимны, щедры, выпуклы, ярки, ясны, улыбчивы, зажигательны. Это все есть в фильме.

- Действительно, в вашей картине есть мощный нравственно-воспитательный потенциал. Как вы считаете, кому в первую очередь стоит посмотреть вашу картины?

- Я думаю, поколению, которое сегодня учится в 8-9 классе. Фильм я посвятил своим учителям, я закончил последний курс Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Я не мог сделать другого фильма, такие высокие нравственные критерии были во ВГИКе. Все кино: и это, и предыдущее будет именно с этим накалом. Поэтому мы должны смотреть: и родители, и дети.

- Вы сами когда-нибудь писали письма к Богу?

- Я писал письма Джону Леннону, чтобы он прислал новый диск моим братьям, потому что у меня трое старших братьев, и они просто до дыр заслушали этот миньон. И он мне так надоел, и тогда я написал эти письма Джону Леннону, но он так и не прислал диск, потому что мой одноклассник вытаскивал письма из почтового ящика.

- Спасибо, Аким, удачной премьеры!