18.03.2008 | 19:43

Дом Наркомфина будет отреставрирован

Дом Наркомфина на Новинском бульваре, задуманный как дом-коммуна и возведенный на рубеже 20-х – 30х годов, сейчас находится в запустении, и судьба его незавидна. Жемчужина русского конструктивизма, вершина творчества Моисея Гинзбурга пребывает в катастрофическом состоянии. Более чем за восемьдесят лет здание никогда не ремонтировали. Однако, похоже, решение проблемы найдено. Уже готов проект реставрации, которая должна завершиться к 2011 году. О том, какое будущее ожидает дом-коммунну, журналистам рассказали на пресс-конференции в Музее архитектуры и представили выставку "Дом Наркомфина и его значение". Рассказывают "Новости культуры".

Более трех тысяч квадратных метров устаревшего жилья, обремененного статусом памятника, да еще в состоянии, близком к разрушению. Реставрация такого "лакомого кусочка" в центре столицы обойдется в три раза дороже, чем новостройка. Тем не менее, одна из крупных компаний по торговле недвижимостью согласилась финансировать реставрацию Дома Наркомфина. Разумеется, не бескорыстно. "Самым грамотным было сделать временное проживание в атмосфере того периода – бутик-отель. Гостиница, в которой номера имеют специальный интерьер. Это будет первый случай, когда живут ради атмосферы 20-х годов", – рассказывает директор Музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян.

Воссоздание интерьеров и пространства станет возможным благодаря сохранившейся подлинной архитектурной графике Гинзбурга, а также чертежам. Они впервые представлены широкой публике. К работе в Доме Наркомфина, скорее всего, будут привлекать немецких специалистов, ведь в России здания эпохи конструктивизма еще никогда не реставрировались. "Нам нужно будет формулировать новые методики. Нет таких примеров реставрации. А сами конструкции в хорошем состоянии", – замечает внук архитектора, автор проекта реставрации Алексей Гинзбург.

Докладную записку Гинзбурга в Московское управление строительного контроля нашли недавно. Из нее следует, что архитектор не стремился сделать настоящий дом-коммуну, а говорил "об опытном доме переходного типа". Сегодня специалисты считают, что эти опыты предвосхитили современные требования к архитектуре и быту: питание в общественных местах, двухуровневые квартиры, игра с пространством. Правда, сейчас в разрушающихся террасах уловить далеко идущий смысл эксперимента невозможно. "Здесь высокое окно – living room, как говорят англичане. Там – жилая часть, ванная. Усложняет пространство, появляется высота за счет падения уровня. Минусы были: не было кухни, пространство небольшое. Дом и запустили", – поясняет профессор МАРХИ, куратор выставки Владимир Седов.

Кроме неудобных квартир-ячеек, в торце здания были апартаменты для крупных чиновников, а также пентахаус для министра. Планировка дома останется неизменной. В этом и заключается смысл реставрации-приспособления. Дом Наркомфина, как говорят специалисты, станет первым проектом реставрации, осуществленной полностью на коммерческой основе. Когда она завершится, памятник перейдет в частные руки, зато не исчезнет с культурной карты столицы. Немаловажно и то, что дом Наркомфина, наконец-то, исключат из списка "Ста главных зданий мира, которым грозит уничтожение".