09.10.2012 | 19:39

"Под знаком Рембрандта" в Пушкинском музее

Музей изобразительных искусств имени Пушкина продолжает знакомить публику с российскими частными собраниями. Новый проект – «Под знаком Рембрандта». Коллекция, завещанная Николаем Мосоловым Румянцевскому музею, после революции частично была передана в Музей изящных искусств. Отдельные работы оказались в Третьяковке и в Музее Востока. На представленной выставке вновь воссоединились произведения из собрания, создававшегося тремя поколениями семьи. Рассказывают «Новости культуры».

«Под знаком Рембрандта» протекала жизнь целой династии коллекционеров Мосоловых. Именно благодаря этой семье до нас дошло собрание офортов великого мастера. В Музее изобразительных искусств новую выставку представляют с особой гордостью, ведь это 50 подлинных произведений Рембрандта. Зрителям предлагают увидеть, где истинная рука мастера, а где работы его последователей, которые также вошли в экспозицию.

«Сейчас проведена очень суровая ревизия наследия Рембрандта и в области живописи, и в области графики. И целый ряд графических произведений, которые были ему приписаны, были выведены из его наследия. Считается, что они не сделаны Рембрандтом», – подчеркивает директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова.

Основал это художественное собрание русский гравер и потомственный коллекционер Николай Мосолов. Самым желанным офортом для него был «Портрет Старого Харинга», который он долго мечтал приобрести. Этот редкий экземпляр – оттиск особого бархатного тона. Мечта коллекционера сбылась. Сохранилась фотография, где он запечатлен с этим произведением Рембрандта. Но начало собранию положили автопортреты мастера – миниатюры, где Рембрандт изображал себя с разными выражениями лица – улыбающимся, задумчивым, с вытаращенными глазами. В эти годы он совершенствовал передачу мимико-психологических состояний и делал первые опыты в области печатной графики – искусстве офорта.

«Для его времени даже не существовало учебников по офорту. И он, и его современники осваивали новую реальность. Это только Рембрандт сохранял приверженность к евангельским, библейским сюжетам, а так это были светские сюжеты исключительно», – замечает куратор выставки Наталья Маркова.

К концу 40-х годов Рембрандт достиг совершенства в технике офорта. Изображение ночных сцен в его работах того периода до сих пор вызывает удивление профессионалов. Казалось, что создать темную композицию и озарить лица людей светом в технике офорта практически невозможно, но Рембрандту это удалось.

«В конце XVII века художники стали работать в новой технике мецетинто, которая работает не линиями, а пятнами. Достигать этих темных эффектов стало легче, но Рембрандт делал это еще в офорте», – подчеркивает Наталья Маркова.

Сравнить работы гениального мастера с офортами его современников возможно благодаря той же коллекции династии Мосоловых. В их собрании более 100 произведений мастеров голландкой школы XVII века.

Некоторые офорты в коллекции представлены в разных вариантах печати. Это позволяет лучше проследить изменения творческого метода от первого оттиска до последнего. На примере работ художника Адреана ван Остаде хорошо видно, как первый вариант не устроил мастера, и он решил доработать рисунок. Добавил виноградную лозу, усилил тени и сделал фигуры людей более объемными.

В эскпозиции есть и «Ночной дозор». Но это не знаменитое полотно Рембрандта, а офорт, автор которого – гравер и один из собирателей этой коллекции Николай Мосолов, который сам был признанным мастером репродукционной гравюры. В XIX веке это искусство пользовалось большой популярностью.

«Среди мастеров он оказался самым романтичным, самым смелым. О нем даже писал один из его коллег, что, может быть, в деталях он не так точен, но зато ощущение драматизма светотени рембрандтовское он доносит до нас», – поясняет куратор выставки Анна Чудецкая.

Николай Мосолов пополнил фамильную коллекцию не только произведениями Рембрандта, но и работами его яркого последователя Яна Ливенса. Который, к слову, в Лейдене делил с Рембрандтом одну мастерскую. Поэтому споры вокруг авторства ряда работ из представленного собрания не утихают до сих пор.