21.03.2008 | 14:06

Рихтер был бы доволен...

В день рождения Святослава Рихтера в Большом зале Московской консерватории Юрий Башмет и его коллектив "Новая Россия" представили интересную программу. В первом отделении прозвучали "Неоконченная симфония" Шуберта и "Офферториум" Губайдулиной, во втором – "Гарольд в Италии" Берлиоза. Для исполнения Концерта Губайдуллиной была приглашена молодая скрипачка из Германии Вивьен Хагнер. У себя на родине она входит в десятку лучших исполнителей. Рассказывают "Новости культуры".

Около двадцати лет назад они выступали вместе – Святослав Рихтер и Юрий Башмет. Теперь Юрий Башмет на этой сцене один, и в день памяти Рихтера он мог быть только там – в Большом зале Московской консерватории. Как говорит сам Башмет, в день рождения Рихтера программу памятного концерта можно было выстроить по самым различным принципам. "Мы могли сыграть "Реквием" Моцарта, а могли что-то веселое, или сделать вечер премьер современной музыки", – говорит он. Но решили, что будут звучать произведения, в которых нет финала. "Я все сказал", – объяснял Шуберт, когда его спрашивали, почему его симфония называется "Неоконченной". Башмет считает это произведение самым гениальным.

"Офферториум" Губайдуллиной – то есть "Посвящение" – был написан для Гидона Кремера. В свое время его блистательно играл Олег Каган, который хорошо знал Рихтера. На вчерашнем концерте вместе с "Новой Россией" это произведение исполнила молодая скрипачка из Германии Вивьен Хагнер.

Во втором отделении звучал Берлиоз – "Гарольд в Италии". Это произведение о неоконченном пути романтика. Редчайший случай, когда Юрий Башмет и дирижировал, и исполнял солирующую партию альта. "Получается почти шоу" – так характеризует процесс маэстро и подробно объясняет, зачем это и почему. "Это можно позволить со своим оркестром. Здесь нужно, чтобы дирижер и солист были заодно. Не с каждым, даже очень хорошим дирижером это получается. Я же сам с собой. При этом довольно рискованно все-таки – так вот отворачиваешься от оркестра, а что они там делают", – говорит Башмет. Риск был оправдан, и в зале прозвучало: "Рихтер был бы доволен".