22.03.2008 | 22:01

Вечер одноактных балетов в Театре Станиславского

"Готовность номер один" объявлена в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. На завтра назначена премьера трех одноактных балетов. Это возобновленная "Вальпургиева ночь" Леонида Лавровского, Гран-па из балета "Пахита" и "Тени" – третий акт "Баядерки" в постановке Мариуса Петипа. Все спектакли в разное время были в репертуаре театра, и каждый из них стал "классикой жанра". Как сегодня восстанавливают роскошную хореографию балетных шедевров? Рассказывают "Новости культуры".

У Петипа сцену "Теней" танцевали шестьдесят четыре танцовщицы. В Театре Станиславского их будет двадцать четыре. Больше не позволяет пространство сцены. Однако все держат дистанцию и синхронно делают каждое па. "Не важно – первая, вторая, третья, четвертая линия; первым ты выходишь или последним. Каждая тень просматривается", – замечает педагог-репетитор театра Станиславского и Немировича-Данченко Людмила Шипулина.

В 1990-е она сама танцевала партию Никии. Каждый жест – как хорошо выученный урок. Сам Петипа, сочиняя рисунок танца, двигал на доске вырезанные фигурки, просчитывал каждый сантиметр сцены. Акт "Теней" в "Баядерке" танцует только самый лучший кордебалет. "Это кажется, что легко", – говорит солистка Театра Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Сомова. Пять месяцев назад она родила сына и уже снова на сцене. Теперь пробует себя в "Баядерке".

Гримеры тем временем проверяют прочность париков и готовят артистов к "Вальпургиевой ночи". Прима театра Наталья Ледовская с легкостью меняет прозрачную тунику Жизели на костюм Вакханки. "Есть каноны классические, а "Вальпургиева ночь" – такая свобода тела и души", – говорит Ледовская.

"Вальпургиеву ночь" Леонид Лавровский поставил во время войны в Ереване. Хореографическая картина для оперы "Фауст" Гуно теперь живет собственной жизнью. В Театре Станиславского и Немировича-Данченко этот маленький страстный шедевр впервые появился в конце восьмидесятых. "Это страсть, сумасшествие, агония", – отмечает артист кордебалета Театра Станиславского и Немировича-Данченко Дмитрий Жук.

Самая драгоценная часть триптиха – "Пахита". Это первый балетный шедевр Петипа-хореографа. Сейчас в театрах не ставят балет целиком – ограничиваются только знаменитым Гран-па. Петипа в этой постановке превзошел самого себя. Такого количества женских вариаций нет ни в одном его балете. Каждая солистка труппы может блеснуть в самом выгодном свете. "Можно совместить в одной вариации и показать все разные грани, за две минуты раскрыться", – утверждает солистка театра Ольга Сизых.

Мужчинам-танцовщикам места в этой постановке почти не осталось. Петипа оставил для них всего несколько маленьких вариаций. "Акцент не на технику, а на чистое исполнение классики", – рассказывает солист театра Георгий Смилевски. Это первый опыт работы постановщика Михаила Лавровского в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Для него вопрос выбора балетов уже давно решен. "Это техника и мужская, и женская, и в каждом спектакле свой стиль, пластическая тема", – поясняет он. И еще один главный аргумент: чтобы сегодня не разучились танцевать классику.