25.03.2008 | 19:39

В Москве простились с Георгием Гачевым

Сегодня в Москве простились с Георгием Дмитриевичем Гачевым – крупным философом и литературоведом. Он считается основателем уникального жанра – экзистенциальной культурологии. Его главные произведения: "Неминуемое: ускоренное развитие литературы", "Национальные образы мира", "Книга удивлений, или естествознание глазами гуманитария". Эти книги были опубликованы за последние двадцать лет. До этого долгие годы Георгий Гачев работал, что называется, "в стол", но всегда пользовался высоким авторитетом в научной среде. Рассказывают "Новости культуры".

Кроме близких и друзей, почтить память Георгия Дмитриевича Гачева пришли его многочисленные коллеги. Они поднесли венки от Института мировой литературы, Института славяноведения, а также Института истории естествознания и техники, куда Гачев пришел уже в сорок лет. Там он начал изучать заново физику и математику. В секторе истории механики филолог Гачев написал "Гуманитарный комментарий к науке и физике". В таком сочетании естественно-научного и гуманитарного ученый видел залог гармоничного развития, принцип вольного любознания, которому он, по его собственным словам, всю жизнь предавался.

"Для меня Гачев – это окно перед моей дачей, в котором всегда свет. И это было призывным огнем для тех, кто его читал и слушал, и будет читать и слушать", – убежден литературный критик Игорь Золотусский.

Гачев говорил, что считает себя счастливым человеком. Первую его книгу запретили. Издатели его избегали, зато Гачев смог писать свободно, без оглядки на время и деньги. Его так и не выпустили за границу, зато своей главной темой он сделал национальные миры. Он написал книги "Индия", "Евразия", "Англия" – более семнадцати томов. Гачев признавался, что через национальные образы и интеллектуальные путешествия он рикошетом познает себя, поэтому мыслит не отвлеченно, а, наоборот, привлеченно.

"Сплав личного и мирового – это Гачевский стиль. Крупные исторические и литературные события он вписывал в единую карту мира. Все было дано через личные переживания", – замечает литературовед Игорь Волгин.

Сочетание дневниковых записей и трактата о Декарте или Канте – такое возможно только у Гачева. Равно как и мысль о том, что мировоззрение человека – это сумма "времени и места" его воспитания, проживания. Глобализация – вот мировая проблема, которая грозит человечеству. Гачев ратовал за "возлюбленную непохожесть" как принцип сосуществования цивилизаций.

"Сейчас ехал с его вдовой. Она сказала, что его последняя работа – "Образ бога у разных наций". Никто никогда не писал про это. Это его вселенная. Его вселенная велика", – продолжает Игорь Золотусский.

В работе "Жизнемысли: книга счастливого человека" Георгий Дмитриевич пришел к выводу: то, что пишется не в ногу со временем, оказывается, "не тухнет". Пусть через пятьдесят лет, но книги начнут издаваться. Эпитафия, которую Гачев написал сам себе, звучит так: "Упуская время, жил счастливо".

Сегодня смотрите на нашем телеканале программу "Острова", посвященную Георгию Дмитриевичу Гачеву. Она выйдет в эфир в 22:45.

Читайте также:
"Упуская время, жил счастливо". Умер Георгий Гачев