29.03.2008 | 23:30

100 лет со дня рождения Леонида Варпаховского

29 марта исполняется 100 лет со дня рождения великого режиссера и великого человека - Леонида Варпаховского. Ученик Мейерхольда, влюбленный в театр, в 1936 году Варпаховский попал в жернова сталинских репрессий и провел в лагерях 15 лет. Только в середине 1950-х, когда ситуация в стране изменилась, ему было позволено вернуться в Москву и продолжить работу. Но всегда, даже в самые сложные годы жизни, он оставался верным театру. И всегда был честен с самим собой.

1972 год. В театре им. Станиславского ставят спектакль "Продавец дождя". На сцене: Борис Лифанов, Людмила Полякова, Эммануил Виторган, Василий Бочкарев. Режиссер – Леонид Варпаховский.
"Как мне повезло, - сказал Варпаховский актерам на первой репетиции. - У меня заняты самые лучшие артисты, и именно те, которых я хотел пригласить".

Василий Бочкарев: "Тот театр, который он предлагал, это, конечно, театр человека, театр доверия, театр любви и соавторства".

Бесконечные доносы, расстрел жены, запрет на работу, 15 лет в лагерях Колымы – Леонид Варпаховский пережил все. Его реабилитировали лишь в 1957-м и назначили главным режиссером театра им. Ермоловой. Варпаховский работал много и с успехом, ставил спектакли в нескольких театрах сразу. Это было уже совсем другое время, но и оно диктовало свои законы.

Михаил Шатров, драматург: "Это была война в определенной степени. На сцене мог быть только Ленин, Сталин и Дзержинский, больше никого нельзя было показывать, Свердлова еще. Но были же и другие! Но, как сделать, как зрителю показать, что были и другие?"

Знаменитый спектакль Варпаховского "6 июля" вышел в 1965-м во МХАТе. Это была не первая совместная работа драматурга Шатрова и режиссера Варпаховского. Но это была первая драма революции. Образ противницы большевиков Спиридоновой, честного, идейного человека, не остался без внимания критиков. От первых восторгов и похвал быстро перешли к обвинениям в искажении исторической правды. И никто тогда не знал, что известный режиссер Леонид Варпаховский до конца жизни боялся, что за ним снова "придут". Добрый, светлый, с превосходным чувством юмора, он всегда с великим уважением относился к людям. Это чувствовали все, кому довелось с ним работать. Режиссер помнил имена каждого участника постановки - и актера массовки, и осветителя. Ведь он верил в людей не со времен колымских лагерей, а с рождения.