17.05.2012 | 10:24

Сегодня исполняется 80 лет актеру Илье Рутбергу

Искусство не знает предела, – любит повторять Илья Рутберг. Мастер эпизодических ролей, в актерскую профессию пришел из науки, и путь этот не всегда был легким. Получив диплом по специальности «электро-энергетик» семь раз поступал в разные театральные ВУЗы Москвы. И столько же раз его отчисляли – за капустники. Теперь Илья Григорьевич ставит спектакли во многих столичных театрах, пишет книги и заведует единственной в мире кафедрой пантомимы и пластической культуры. Накануне своего 80-летия Рутберг посчитал, что снялся в 80-м фильме. Рассказывают «Новости культуры»

Наш Марсель Марсо, гений российской пантомимы, Илья Рутберг – прирожденный физик. Родившись в семье инженера и переводчицы, пошел по стопам отца, выбрав техническое направление. Желая посвятить себя науке, поступил в энергетический вуз, который оставил в нем решающий, – прежде всего творческий след. Именно там параллельно с электроэнергетикой, он увлеченно занимался спектаклями и капустниками, Но к делу всей своей жизни Илью Рутберга привел случай.

«Я нахожу в какой-то газете маленькую заметочку, что во Франции есть один артист, который не говорит ни слова, а все понятно, – вспоминает Илья Рутберг. – И этот артист необычайно популярен, и имя его Марсель Марсо. Что-то меня задело. Литературы никакой, но как это? - ни слова, а все понятно, и художественное произведение!»

Неизвестность лишь подогревала его интерес, и Рутберг начал экспериментировать, импровизировать, а затем создал первый в России коллектив пантомимы. Это было искусство с его генетикой. Он разрабатывал свою методику, искусно применяя все свои знания о физических законах и первоосновах движения.

«Он меня учил фиксировать позу, правильно располагать свое тело на сцене, используя психологический жест, – вспоминает народный артист России Александр Филиппенко. – Я уверен, что Илья Рутберг должен был быть супер-стар советской эстрады, потому что он начало советской пантомимы, он начало свободолюбивых студенческих театров, и если бы не его скромный, милый покладистый характер, он бы сейчас имел два своих театра, три стадиона и цирк».

Цирка своего не было, но был «Наш дом» – театральная студия при МГУ. Илья Рутберг создавал ее в 60-е вместе с Альбертом Аксельродом и Марком Розовским, говорит – это лучший период в жизни. Мгновенный успех и очереди на спектакли – с одной стороны, и недовольство партии – с другой. В это же время Илья Григорьевич начинает сниматься в кино. Главных ролей у Ильи Рутберга немного, но это его абсолютно не смущает. Эпизодические роли для него – самый смак. Он любит их сочинять и прописывать.

«Я обожаю мелкие эпизоды, которые состоят из двух кадров, – говорит артист. – В первом кадре я заявляюсь одним способом, а во втором кадре все переворачиваю, вот это хлебом меня ни корми, это просто наслаждение, удовольствие!»

«Менять мир, фантазировать, быть «мирискусницей» и быть порядочным человеком, и ценить больше всего дружбу и любовь – вот, наверное, эти качества папа мне передал, и вообще их поколение», – говорит заслуженная артистка России Юлия Рутберг.

Передавать не только замечательные качества, но и знания, делиться опытом, – главное для Ильи Рутберга, который успевает, и сниматься в кино, и преподавать, и работать над двухтомным изданием – здесь и про искусство пантомимы, и про культуру человеческого тела. Написание этих книг – сейчас основная задача в жизни Ильи Рутберга – человека, в котором всегда гениально сочетается и физика, и лирика.