31.03.2008 | 19:37

Сергею Бархину исполнилось 70!

Известный театральный художник и превосходный книжный иллюстратор с архитектурным образованием - Сергей Михайлович Бархин. А еще он попробовал себя как мультипликатор в совместном проекте с Тонино Гуэррой. И все-таки главное дело его жизни – театральная сценография. Бархин оформлял спектакли в Большом театре и театре Станиславского и Немировича-Данченко, работал вместе с Генриеттой Яновской и Камой Гинкасом. Сегодня Сергею Бархину исполняется 70 лет. Рассказывают "Новости культуры".

В Большом театре Сергей Бархин проработал пять лет. "Самая тяжелая служба", - напишет он в своей книге. Декорации к опере "Иоланта" - в числе несложных. Пиком же насыщенности и многослойности станет "Набукко" - последний спектакль Бархина в Большом. Монтаж декораций бьет рекорды по времени.

Алексей Клычков, мастер сцены: "По объему это три смены, то есть 21 час".

Тексты из Торы на иврите – предмет гордости Бархина. Его стиль часто называют архитектурным. Фрагменты коринфских капителей в "Травиате", абрис Иерусалима в "Скрипке Ротшильда", медные башни и балка как вход в ад во "Франческе да Римини". Фотографии именно этой оперы художник по свету Дамир Исмагилов повесил у себя в кабинете. Работа с Бархиным давала возможность эксперимента.

Дамир Исмагилов, художник по свету: "Нужно было отсекать одно пространство от другого. Впервые был попробован световой занавес. Дал воздух, пелену…"

Проектировать не функцию, не форму, а эмоцию. Этому Бархин научился у зодчих Возрождения, чьи творения воочию увидел только после 87-го года. До этого его не выпускали за границу. Бархину понятны сверхзадачи режиссера, например, создать настроение упадка, как в "Собачьем сердце" у Яновской.

Генриетта Яновская, художественный руководитель МТЮЗ: "Я приняла эту фактуру черного снега. Это кучи, рассыпающиеся. Поняла – у Булгакова в "Белой гвардии" фразу – "снег, черный от крови".

В музее Большого театра хранятся немногочисленные эскизы Бархина. Сейчас в основном все делается на компьютере. Цвет – важнейшее выразительное средство для сценографа. "Евгений Онегин" выдержан в синих тонах. Модельер Живанши специально создавал костюмы под цвет декораций Бархина в "Жизели". Художник больше всего любит серо-зелено-голубой – цвет рокфора, который обожал с детства. Он считает, что вообще весь его театр – из детства.

И не раздумывая, попробовал себя в мультипликации, изобразив соавторов - в образе хозяина цирка – Тонино Гуэрру, как режиссера – Андрея Хржановского. Изданная недавно автобиография Бархина заканчивается его же короткими пьесами.

Станислав Бенедиктов, художник-сценограф: "Это человек возрожденческого плана, который вместил в себя огромный пласт культуры, и ею свободно оперирует".

Бархин не считает себя художником, а скорее, декоратором. Ведь в театре он готовит проекты и думает, прежде всего, об эффектах. А вот показатель эффективности – это следующие предложения от режиссеров. В них у Бархина нет недостатка.