02.04.2008 | 17:53

Эйфман показал на "Маске" спектакль "Чайка"

Сначала Джон Ноймайер, а за ним и Борис Эйфман переместили события чеховской "Чайки" на балетную сцену и сделали ее героев своими коллегами. При этом Эйфман, чей спектакль вышел несколько позже, сознательно вступил в полемику с Ноймайером. В результате оба участника дискуссии оказались там, где им обоим самое место – в числе номинантов на главную российскую театральную премию - "Золотая Маска". Минувшим вечером эйфмановская версия была представлена на сцене Театра оперетты. Рассказывают "Новости культуры".

Он ушел от озера в балетный зал и придумал собственную "Чайку". Чеховский сюжет дал импульс. Собственный театр – пищу для размышления. История у Эйфмана получилась почти автобиографическая…

Борис Эйфман, хореограф спектакля: "Поэтому я делал спектакль по мотивам пьесы Чехова "Чайка" - о себе, о моей творческой жизни, о жизни моего театра, о проблемах".

В жизни, как в пьесе, они встретились на ходу…у лифта. Юрий Смекалов торопится к гримеру. Олег Габышев на сцену - сейчас выход Треплева.

Они почти ровесники: Олегу Габышеву - двадцать два, Треплев - старше на три года. Танцовщику везет больше, он уже вкусил славу, хотя в труппе Эйфмана - четвертый сезон.. Его герой - амбициозный хореограф - новатор, остался не признанным гением.

Олег Габышев, солист театра Бориса Эйфмана: "Напряженный балет, устаю не физически, психологически. Идет выплеск энергии".

Цена успеха, проблемы старых и новых форм, жертвенность в искусстве и проблема поколений…. За сто лет ничего не изменилось. Проблемы, волновавшие героев Чехова, так же близки артистам Эйфмана.

Борис Эйфман, хореограф спектакля: "Произошла диффузия характеров чеховских персонажей моего театра, и оказалось, что идеи актуальны и сегодня".

Он подустал от поклонниц и славы….Его имя на слуху…Юрий Смекалов, так же, как и Тригорин - любимец фортуны. В труппе Эйфмана - десятый сезон. И всегда герой-любовник - Мольер, Лифарь, Вронский….теперь успешный Тригорин.

Юрий Смекалов, солист театра Эйфмана: "Каждый артист превращается в своего героя. Приходится много покопаться в себе, и часть меня в этой партии есть".

Тригорин или Треплев….кто прообраз господина Эйфмана? И где тот код, который расшифрует его послание к потомкам… Этот вопрос мучит многих критиков. Но сам хореограф не торопится раскрывать карты…
Читайте также: "Чайка" в постановке Эйфмана на фестивале "Золотая маска"
Все материалы темы>>