04.04.2008 | 22:14

Сергей Арцибашев и Анатолий Лобоцкий на "Худсовете"

По материалам программы от 4 апреля 2008 года. Гостями вечернего выпуска программы "Новости культуры" были художественный руководитель Театра имени Маяковского Сергей Арцибашев и заслуженный артист России Анатолий Лобоцкий.

"Опасный поворот" - пьеса Джона Бойтона Пристли, автора очень популярного во всем мире, а в России известного, прежде всего, знаменитым романом "31 июня". Между тем, именно эта пьеса принесла ему известность как драматургу и шла на самых знаменитых площадках. Это сложная, психологическая история, по жанру - скорее семейный детектив. У каждого из персонажей – свой "скелет в шкафу", а раскрываются драматические семейные тайны в ходе обычной застольной беседы. Понятно, что актерам есть что играть – и первый, и второй план, а финал вообще переворачивает все с ног на голову. Герой Анатолия Лобоцкого – единственный, кто не подозревает о двойной жизни своих близких, поэтому все их неожиданные откровения обрушиваются на него ледяным водопадом.

- История – интересная и захватывающая, вы давно ходили вокруг этой пьесы, это был долгий план ее поставить, или так неожиданно сложилось?

- (Сергей Арцибашев) Это было неожиданно, но, как всегда неожиданное, хорошо подготовленное.

- Экспромт – это…

- (Сергей Арцибашев) Давно подготовленное. Так сложилось, что Виталий Вульф и Александр Чеботарь сделали новый адаптированный вариант, и я увлекся этим.

- Пристли – автор очень сложный, при кажущейся изящности, легкости всех этих построений там очень глубокий подтекст: и фрейдистский, и всяческий. В процессе работы, особенно, основная роль у вас, как вы вынимали все эти тайны на поверхность?

- (Анатолий Лобоцкий) Мы эти тайны не особенно вынимаем на поверхность, мы как раз оставляем эти тайны тайнами, но не для зрителя, чтобы зритель сам как-то поучаствовал в этом деле и разгадал какие-то тайны: любовь, измена, предательство, ревность, убийство, в конце концов, это же детектив.

- Детектив – такой жанр, который очень интересно читать и смотреть в первый раз, когда ты все-таки следишь за интригой, а когда вы погружаетесь, работаете, разбираете подробно, репетируете, не бывает ли ощущения в какой-то момент, что теряется внутренний интерес, внутреннее напряжение.

- (Сергей Арцибашев) Я не знаю, как у актеров может теряться, потому что надо же найти этим пружинки: что из чего складывалось, откуда что пошло. Здесь много нюансов есть. И потом, вы, наверное, правильно сказали, что это – семейный, я бы даже сказал, любовный детектив. Все-таки о любви герой Анатолия говорит: "Все мы влюблены не в того, в кого надо". Печальный итог, что в данной ситуации вроде бы одна компания, и так переплетены все судьбы сложно, и все врут при этом, разговор ведь идет еще о правде.

- А что абсолютно нового, - особенно для актеров, эту пьесу давно не ставили, -вы для себя открыли?

- (Анатолий Лобоцкий) У нас спектакль очень графичный, я бы даже сказал, статичный. Режиссер практически нас лишил тех вещей, которыми актер привык закрываться: элементарная трубка в руке, очки, платок – все что угодно. Актер может закрыться любым предметом. Мы этого лишены.

- (Сергей Арцибашев) Актеры все киношные, поэтому – крупный план, все время крупный план.

- (Анатолий Лобоцкий) Здесь я соглашусь, потому что большая часть спектакля идет на крупном плане. Это достаточно сложно, но это и интересно. В этом минимуме выразительных средств, можно сказать, что это чисто психологический театр получается. Я надеюсь, что получается.

- (Сергей Арцибашев) Хотелось бы, и, я думаю, что и исповедальный. Исповедальный, потому что в этой истории важно не только, кто кого пытает, до чего допытывается, а важно еще, чем живут персонажи, и что им тоже хочется о своей двойной жизни рассказать.