17.05.2012 | 15:51

Мультимедиа Арт Музей открывает сразу две выставки

Архитектурно-социальные утопии 1920-х – 1930-х годов как новое массовое увлечение новых людей в новых городах. Две выставки, посвященные одному экспериментальному времени, открылись в Мультимедиа Арт Музее. Одна из них – «Коммунальный авангард. Социальная утопия в архитектуре 1920-х – 1930-х годов», другая – «Шахматные фигуры. Век ХХ». Конечно, они объединены по формальному признаку, но именно формализм ценили в произведениях искусства авангардисты. Рассказывают «Новости культуры»

Прошлое, которому не суждено было стать будущим. Художник Владислав Ефимов и фотограф Сергей Леонтьев выстраивают коммунальный авангард двух городов. На фотографиях – соцгорода Свердловска и Горького, кварталы, построенные для рабочих Уралмаша и Автозавода в 1920-е годы.

«Это была частная поездка, не исследовательская. Мы попали туда, на Уралмаш, на полчаса, и я могу сказать откровенно: эти полчаса перевернули мою жизнь», – говорит куратор выставки Алиса Савицкая.

Здание соцгородка Уралмаша проектировал архитектор Бела Шефлер – выпускник Баухауза. В 1930-е, с приходом большого стиля, он был репрессирован. Здание – образец яркого конструктивизма – сохранилось. Это очень редкий пример, когда за архитектурой 1920-х можно найти конкретное имя архитектора. Авторы жилых конструктивистских зданий на Урале, в основном, забыты. Как чувствуют себя в этом полузабытом пространстве современные жители города, можно узнать, заглянув за лайтбокс с другой стороны.

«Мы не случайно открываем сегодня две выставки. "Коммунальный авангард", который говорит об эпохе расцвета русской архитектуры, это и попытка вспомнить о времени. Да, в это время наши шахматисты были впереди планеты всей. Может быть, оттого, что шахматы были так любимы в России, появился русский авангард», – поясняет директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова.

Парадокс – эту игру, в которой все самое главное происходит не на виду, очень любили классики фотографии Борис Игнатович и Евгений Долматовский. Насколько сильно было увлечение шахматами среди населения нашей страны, можно судить и по наборам, представленным на выставке. Шахматы из блокадного Ленинграда выполнены из бумаги. Пешки и ферзи из проволоки – в них играли в ГУЛАГе

«Это самодельные шахматы, которые сделаны из самых простых подручных материалов. Проволка, которая скручена в подобие шахматных фигур. Только самый извращенный ум может заподозрить в них шахматы», – замечает куратор выставки Екатерина Иноземцева.

В 1920-х прошло и детство мирового гроссмейстера Юрия Авербаха. Сейчас он вспоминает свою партию, сыгранную на чемпионате Прибалтики 1946 году, в которой он занял первое место.

«Для меня в шахматах самой важной была борьба идей. Пример этой борьбы хочу показать вам в этой партии», – говорит международный гроссмейстер, заслуженный мастер спорта СССР Юрий Авербах.

Примеры других, не менее захватывающих партий – вроде той, что разыграли Милюков и Струве в присутствии шахматного короля Алехина, можно найти на обложках журналов и афишах.