10.04.2008 | 18:53

Николай Мамонтов: "Уникальный опыт, разработанный в изоляции"

Футурист, романтик, сказочник, этнограф, художник, всю жизнь проживший в мире грез. Творения самого загадочного представителя сибирской "Червонной тройки" Николая Мамонтова представляет Третьяковская галерея. Сегодня в "Выставочном зале в Толмачах" официальное открытие выставки "Сны пилигрима". На ней представлено около семидесяти живописных и графических работ из государственных и частных собраний. Рассказывают "Новости культуры".

"Уникальный опыт, разработанный в изоляции" – так определяют изобразительный язык Николая Мамонтова специалисты. В молодости он учился в Барнауле, а в Омске стал одним из организаторов литературно-художественной группы " Червонная тройка". Кроме Мамонтова, в группу входили Уфимцев и Шабль-Табулевич. Эта группа существовала недолго, но прославилась своими экспериментами. Молодые художники увлекались кубофутуризмом и символизмом. В поисках экзотических впечатлений Николай Мамонтов отправился в Среднюю Азию, а в 1924 году вместе с женой уехал в Италию. Уже тогда сложилась его уникальная техника. Он создавал картины, используя древнюю технику иконописного письма. "И вот это щемящее сочетание академического подхода с детским восприятием мира, это присуще только Мамонтову", – рассказывает куратор выставки Яна Шклярская.

На его холстах изображены разбойники и русалки, звери и пираты, Стенька Разин и Пигмалион с Галатеей. Николай Мамонтов, изображая какую-либо ситуацию, предлагает зрителям додумывать, как будут развиваться события дальше. Несмотря на успех в Италии, в 1932 году художник вернулся в Россию. Он продолжил писать свои романтические картины для себя, а на хлеб зарабатывал иллюстрацией книг. "Он был человек очень отчаянный, рискованный. Несмотря на то, что в 1936 году его арестовали, он продолжал подписывать свои работы по-итальянски. Для чего такой вызов? Его и так наказали", – размышляет заведующая русским отделом Омского музея имени Врубеля Ирина Девятьярова.

Последние годы жизни Николай Мамонтов жил в Саратове и работал в Полиграфическом институте. После смерти художника его работы оказались никому не нужными. Их спас от гибели реставратор Саратовского художественного музея Владимир Солянов, который долгие годы дома. В 1994 они были переданы им в Омский музей имени Врубеля. "Я считал, что отдал все. Потом вспомнил, что есть еще одна работа с двумя фигурами. У меня на видном месте лежала папка, и там оказалось двенадцать картин Мамонтова", – рассказывает Владимир Солянов. Теперь эти работы также представлены на выставке в Третьяковке.

Читайте также:
Возрожденная живопись Николая Мамонтова