11.04.2008 | 12:27

Педагогические династии на Конкурсе Чайковского

В эти дни, ровно полвека назад, в Москве завершал свою работу Первый Международный конкурс имени Чайковского. 13 апреля 1958 года были объявлены имена победителей. Тогда весь мир облетело имя американского пианиста Вана Клиберна. Честь отечественной исполнительской школы удалось отстоять лишь на Втором конкурсе. Среди его лауреатов были Владимир Ашкенази, Наталья Шаховская, Алексей Наседкин и Эдуард Грач. Сегодня уже их ученики одерживают победы на Конкурсе Чайковского. О педагогических династиях победителей рассказывают "Новости культуры".

Когда Ван Клиберн устраивал мягкую революцию на Конкурсе Чайковского, ученики московской Центральной музыкальной школы устраивали радикальную эволюцию своих причесок. Они отращивали волосы до клиберновской длины и по возможности приводили их в кудрявое состояние – в подражание идеалу. Это хорошо помнит Тамара Колосс, которая тогда была только выпускницей, а теперь уже преподает в той самой школе.

В 1958 году Клиберн даже приехал в ЦМШ, чтобы познакомиться и сыграть в четыре руки с подрастающим поколением советских музыкантов. Он был учеником русской Розины Левиной и знал, что эти ребята еще себя покажут, а потом и своих учеников.

Наталья Шаховская победила на Втором конкурсе, который стал первым для виолончелистов. Перед Конкурсом она занималась по одиннадцать часов, и результат был удручающим. Ее педагог Мстислав Ростропович нашел средство для музыкальной терапии: он просто отобрал у ученицы виолончель. Теперь от излишней трудоспособности и от многих других ошибок Наталья Шаховская стремится оградить своих учеников. Правда, ей самой ошибок тоже избежать не удалось, но уже в статусе члена жюри. "Когда я первый раз сидела в жюри, я безумно волновалась и держала руки вот так. В результате, я разорвала себе нерв", – рассказывает она.

Когда на последнем Конкурсе играл ученик Натальи Шаховской Сергей Антонов, она волновалась уже меньше. Неучастие педагогов в голосовании она, как и многие критики, восприняла за благо. Все равно у учеников видятся одни только ошибки. Сам Антонов уже два года живет в Америке и уверяет, что звание лауреата Конкурса Чайковского звучит так же гордо и на Западе. Он принял решение в конкурсах больше не участвовать – слишком большая жертва. "Иногда приходится жертвовать своими творческими идеями, мыслями, задумками, потому что кому-то из членов жюри это может не понравиться", – замечает он.

Об этом говорит и многократный член жюри разных конкурсов Эдуард Грач. Правда, когда он готовил к Тринадцатому конкурсу своего ученика Никиту Борисоглебского, постарался на время забыть о том, что слишком творческое начало многих раздражает. Раздвоение педагогической личности прошло успешно. Борисоглебский стал лауреатом второй премии. Помог опыт педагога, который предостерег молодого исполнителя от ошибок. "Для меня зеленое сукно, жюри – это было нечто необычное. Я привык играть для публики", – признается Эдуард Грач. "И вот о чем говорил Эдуард Давидович: зеленое сукно, оно, конечно, повергает в ужас. Слава Богу, на моем конкурсе не было зеленого сукна", – рассказывает Никита Борисоглебский.

Пианист Алексей Наседкин не только не сидел за зеленым сукном, когда выступал его ученик Владимир Овчинников, но даже не пришел на объявление результатов. "Было очень бурное заседание жюри, а я в это время как раз смотрел телевизор – как проходил чемпионат мира по футболу", – говорит профессор консерватории. Владимир Овчинников тогда стал вторым, и теперь вместе учитель и его бывший ученик вместе продолжают готовить к Конкурсу Чайковского уже своих учеников.

Все материалы о Конкурсе Чайковского>>>