11.04.2008 | 12:59

Эстетика прошлого в давно забытых предметах

Ковш-скобкарь, бювар, мочесник, полоскуша, кувшин-тоби. Пожалуй, сегодня только историк способен объяснить назначение этих предметов. Уступив место новинкам прогресса, старинные вещи, вынуждены довольствоваться ролью забавных музейных экспонатов. И все же именно они хранят дух своего времени. О "забытых предметах" из коллекции Омского музея изобразительных искусств рассказывают "Новости культуры".

О том, что экспонат, который зритель видит в экспозиции, на самом деле – обычный утюг, подскажет только музейная табличка. А в случае с пряничной доской даже она будет мало информативной. Знаменитые российские печатные пряники сегодня фигурируют лишь в старых сказках, а пряничные формы остались только в музеях. В 1924 году прошлого столетия из Государственного музейного фонда в Омск направили ковш-скобкарь. "В таких ковшах подавали гостям мед-пиво на пирах. Причем ковши были настолько популярны, что и на царских пирах во дворце можно встретить было ковш, и в крестьянской избе", – рассказывает хранитель фонда народного искусства Омского музея имени Врубеля Анна Царегородцева.

Геридоны, или конфектуры, на которых подавали заморские конфеты, спустя годы вернулись на наш праздничный стол. Правда, вместе с изящной ножной исчезло и название. ""Конфектура" – это немецкое слово, и, соответственно, образовалось: "конфекта". Но в процессе бытования в России это "к" улетучилось", – рассказывает сотрудник фонда стекла и керамики Омского музея изобразительных искусств Иван Гольский.

Сервиз на одну персону с говорящим названием "Эгоист" отражает философию Просвещения, когда человек был "мерой всех вещей". Следующая эпоха буквально вычеркнула из употребления чернильницы, а с ними и перья, пресс-папье и промокашки, перочистки и песочницы, заменив это все на привычную сегодня шариковую ручку. Современные органайзеры и ноутбуки заменили бювары. "Увеличился темп жизни, скорость, обороты, когда человеку некогда отдавать дань некоему ритуалу. С другой стороны, и мода – мощнейший механизм выбрасывания, забвения интересных предметов", – считает Иван Гольский.

Однако мода, как известно, развивается по спирали. Пускай ушло из употребления красивое название "портбукета" – то есть укрытой цветочной композиции. Главное, вернулся сам букет, а вместе с ним и эстетика "высоких отношений".