12.04.2008 | 22:40

80 лет со дня рождения Зураба Анджапаридзе

Грузинский певец, лирико-драматический тенор, великий голос Большого театра 60-х. Исполнилось 80 лет со дня рождения Зураба Анджапаридзе. Итальянская пресса называла его "советским Франко Корелли". Пласидо Доминго разучивал партии Германа в "Пиковой даме" по уникальным записям Анджапаридзе. Воспоминания российских коллег – у "Новостей культуры".

Горд, красив и темпераментен. На заре карьеры Зурабу Анджапаридзе предрекали: "Быть Вам баритоном". А он парировал: "Не буду тенором, брошу оперную сцену".

Тбилисская Консерватория, потом Театр оперы и балета имени Палиашвили. Первая должность, записанная в приказе, курьезна - пожарный. Свободной вакансии солиста тогда в театре не оказалось. Со сцены грузинского театра ушел через семь лет – в 59-ом. Новое место работы - Большой театр. Вереница звездных спектаклей. Партии Герцога в "Риголетто", Радамеса в "Аиде", Германа в "Пиковой даме". Рядом с ним на сцене блистали Ирина Архипова, Галина Вишневская.

Галина Вишневская, народная артистка СССР: "Я вот сейчас слушаю записи - "Пиковую даму", "Аиду". Никакого акцента нет, великолепное пение, фразировка, голос замечательный и умение".

Маквала Касрашвили, народная артистка СССР: "Он был романтиком. В его пении естественно, наверное, была грузинская вот эта земля, грузинский темперамент, грузинская лиричность".

У него учились, копировали манеру пения, походку и даже акцент. Придирались лишь к одному. Природа щедро одарила Анджапаридзе не только голосом, но и комплекцией.

Владислав Пьявко, народный артист СССР: "В Германе он вылетал на сцену, и видишь, что огромная масса летит, и над этой массой развивается плащ Германа. Проходит 10, 15, 20 секунд его фраз пения, и ты уже забываешь, ты слышишь Германа, ты видишь Германа, лицо, глаза и голос – все остальное вы уже не видели".

На богатую комплекцию певец иногда ссылался, пытаясь избежать партий, к которым не лежала душа.

Владислав Пьявко, народный артист СССР: "Зураб Иванович, ты должен спеть самозванца, понимаешь ты или нет? Он тогда смотрел и говорил: "А что, уже нашли документы, подтверждающие, что Гришка Отрепьев был толстый грузин?". Представляете, вот насколько у него была ирония и самоирония".

Заявление об уходе из театра подал в 70 – м, подарив Большому 11 лет. Потом - звездная эпоха в Тбилиси и бешеный успех на гастролях в Москве.