17.04.2008 | 15:41

Марина Давыдова о Новом рижском театре

О Новом рижском театре в студии "Новостей культуры" рассказывает арт-директор фестиваля "NET" Марина Давыдова.

- Скажите, почему фестиваль "NET", который обычно проходит в ноябре, сейчас организует гастроли Нового рижского театра как специальный проект?
- Вы знаете, у нас, честно говоря, пристрастное отношение к Новому рижскому театру и к Алвису Херманису, который является его главным режиссером. Так уж сложилось, что мы с ними почти ровесники. Фестиваль возник в 1998 году, а Новый рижский театр как авторский театр Алвиса Херманиса – в 1997 году. И мы с самого начала следили за их творчеством, в первые годы существования фестиваля неоднократно привозили спектакли Херманиса. Соответственно, нам интересно проследить его эволюцию, его творческое развитие. К тому же мы с самого начала пытались представлять то, что называется "новым театром" или "другим театром", не похожим на театр предшествующей эпохи. То есть мы пытались его представлять, а Алвис Херманис его делал. Когда мы его впервые привезли в Москву, он, конечно, не обладал той европейской, даже мировой известностью, которая у него есть сейчас. Тогда мы привезли его как некое свое открытие, а сейчас мы привозим его уже как мэтра европейского театра.

- Марина, Вы сказали, что Новый рижский театр – это авторский театр. Как вы считаете, в чем заключается особенность его создателя и главного режиссера Алвиса Херманиса?
- Алвис Херманис вдохновляется, как правило, не литературными произведениями, хотя иногда такое с ним тоже случается, а течением самой жизни. Это удивительный подход к самому способу сочинения театральных историй. В его спектакле всегда очень много аутентичных вещей, которые могут быть найдены в коммуналках у старых людей, где-то на помойках, на улице. Более того, совершенно реальные истории реальных людей, как правило, ложатся в основу его спектаклей. То есть, в каком-то смысле, можно сказать, что он делает документальный театр, преобразуя ту реальность, которую он видит вокруг себя.

- Марина, как Вы считаете, почему такой удивительный феномен Алвиса Херманиса возник именно в Латвии?
- Вы знаете, я думаю потому, что Латвия – это страна, которая оказалась в пограничном положении. С одной стороны, одной ногой она уже очень твердо стоит в Европе, а другой все-таки еще находится в России. Встреча Запада и Востока для культуры всегда плодотворна. Конечно, для Херманиса очень важно и наше совместное прошлое, которое прожито, но не изжито. Оно всегда очень ясно присутствует в его спектаклях.

Читайте также:
Новый рижский театр начинает гастроли в Москве