23.04.2008 | 12:32

Оперная химия от Дэвида Паунтни и Юрия Темирканова

Сто десять лет назад в Большом театре впервые была поставлена опера "Кармен". В отличие от Франции, где премьера творения Бизе провалилась, в России эта опера была встречена с восторгом. Она прочно вошла в репертуар многих музыкальных театров. Только на сцене Большого история вольнолюбивой цыганки ставилась семь раз. Автор новой постановки – английский режиссер Дэвид Паунтни. Об особенностях его интерпретации великого сюжета и великой музыки рассказывают "Новости культуры".

С уверенностью можно утверждать, что все пришедшие на эту премьеру слышали "Кармен" множество раз и хорошо знают оперу. Однако от этого вопросов перед спектаклем было не меньше. Кто-то ждал откровений от дирижера. "Который давно не дирижировал операми в театре – в основном руководит знаменитыми оркестрами и покажет нам свою версию, свое слышание и ощущение от этой великой музыки", – говорит пианист Алексей Гориболь. Кто-то ждет, чем удивит звезда современной оперной режиссуры Дэвид Паунтни. "Насколько западноевропейский вкус, который представляет Дэвид Паунтни, совпадет с нашими российскими представлениями об этой опере", – замечает музыкальный критик Михаил Фихтенгольц.

Действительно репутация Дэвида Паунтни заставляет ждать от него чего-то экстраординарного. Поэтому еще до премьеры, когда никто не видел новую постановку, ему уже пришлось объяснять, почему "Кармен" получилась такой авангардной. "Вообще-то, я не считаю себя радикальным режиссером. В нашей профессии есть гораздо более дикие персонажи. Кроме того, у меня за плечами долгая карьера, а с возрастом люди становятся мягче. Но, тем не менее, я всегда стараюсь на каждую новую постановку смотреть свежим взглядом", – поясняет постановщик.

Взгляд зрителя после поднятия занавеса упирается в бетонную стену полицейского блокпоста. Праздничного колорита испанских улиц и просторных южных пейзажей зритель так и не увидит. Иллюзорность свободы, за которую борется Кармен, Паунтни усиливает не только теснотой сценического пространства. Хор работниц табачной фабрики поет, в буквальном смысле, из-за решетки. Все внимание обращено на моделей, рекламирующих сигары.

Визуально эта постановка значительно "омолодила" оперу Бизе –костюмы стилизованы под середину двадцатого века. А в музыке, наоборот, было решено обратиться к первой авторской редакции – с диалогами вместо речитативов. Сам Дэвид Паунтни называет это "оперной химией". Авангардный режиссер работает вместе с консервативным музыкальным руководителем – главным приглашенным дирижером Большого Юрием Темиркановым. "Редакция первая – по-моему, это вполне справедливо, потому что, собственно, так задумал Бизе, и поправлять его, по меньшей мере, некорректно", – замечает Темирканов.

Специально для этой постановки в Большой были приглашены не только дирижер и режиссер-постановщик, но и иностранные солисты: Жерар Пауэрс и Надя Крастева. В репертуаре солистки Венской оперы именно партия Кармен считается коронной. "Он немножко более авангардный, модерновый. Я в более классических постановках до сих пор пела. Костюмы и все немножко разное, как вы увидели", – отмечает солистка. За сто десять лет Большой театр ставит "Кармен" уже в восьмой раз, и может позволить себе удивить зрителя авангардной постановкой.

Читайте также:
Новая версия оперы "Кармен". Премьера в Большом

Михаил Фихтенгольц о премьере оперы "Кармен"