23.04.2008 | 16:50

Татьяна Кузнецова о хореографической труппе Дэвида Парсонса

О хореографической труппе Дэвида Парсонса в студии "Новостей культуры" рассказывает балетный критик Татьяна Кузнецова.

- Критики нередко затрудняются дать точное определение стилю "Парсонс данс". У Вас есть свой вариант?
- Вообще не мудрено, что они затрудняются, потому что сам Парсонс не может определить свой стиль, вернее, не хочет. Он особенно гордится тем, что его компания владеет всеми стилями: хип-хопом, джазом, степом, модерном, даже классикой – они танцуют и на пуантах. Собственно, в этой универсальности он видит заслугу свою и своей команды.

- Довольно часто в адрес Парсонса раздаются упреки в том, что он идет на поводу у массового зрителя и превращает современный танец в развлекательное шоу. Что Вы думаете по этому поводу?
- Я думаю, что современный танец не философский трактат, и особо упрекать его занимательность незачем. Во-вторых, я думаю, что такие серьезные театры как Парижская Опера или Нью-Йорк Сити Балле, или "Хаббард Данс Компани", которые приглашают Парсонса на постановки, – это не цирковые площадки. Я думаю, что они получают серьезный продукт. Кроме того, кредо самого Парсонса – сделать современный танец доступным для максимально широкой аудитории, и он в этом преуспевает.

- Как на творчество Парсонса повлияло сотрудничество с великими русскими танцовщиками?
- Нуреев повлиял на него, скорее, лично, как совершенно грандиозная фигура. Когда Парсонс рассказывает о Нурееве, он говорит: "Это больше, чем жизнь. Это свет". А вот работа в труппе Михаила Барышникова, куда Парсонс поступил танцовщиком, на него повлияла еще и ментально. Он называет этот период самым созидательным в своей жизни, самым продуктивным, веселым и интересным, что не мудрено. Все танцовщики жили на ранчо, где занимались разведением диких животных, и между репетициями они могли выйти покормить тигров, ягуаров, а с утра Парсонса приветствовал носорог. Конечно, такое не забывается.

- Многие отмечают кинематографичность стиля Парсонса. В чем она заключается?
- Я думаю, прежде всего, в роли света. Сам Парсонс профессионально занимался фотографией, и труппу основал вместе с другом – дизайнером по свету. Свет буквально монтирует его хореографию. Он выделяет крупные планы, делает перебивки, можно сказать, флэш-бэки. Мы увидим на этих гастролях номер, где будут крупные планы рук – кроме рук на сцене в этот момент ничего нет. В другом номере благодаря стробоскопу танцовщик будто постоянно парит в воздухе. Кажется, что он перемещается каким-то волшебством. Все это можно отнести к кинематографическим эффектам.

Читайте также:
Хореограф Дэвид Парсонс дал в Москве мастер-класс