18.05.2012 | 19:41

Ушел из жизни "самый плодовитый певец ХХ века" Дитрих Фишер-Дискау

В Баварии незадолго до своего 87-летия скончался один из самых известных и ярких талантов, легенда оперной и камерной сцены ХХ века, целая эпоха в исполнительском искусстве – Дитрих Фишер-Дискау. Он мог бы стать блестящим дирижером, впечатляли и его успехи как пианиста, опыты на поприще музыковедения тоже были перспективны. Он стал непревзойденным интерпретатором, просветителем, вернувшим на сцену произведения, почти полностью исчезнувшие из концертной практики. В 1980 году Дитрих Фишер-Дискау был удостоен премии Эрнста Сименса – одной из самых престижных мировых музыкальных наград, а в 1987 году ему была присуждена Премия Роберта Шумана. Но все эти профессиональные признания меркли перед трепетным почитанием публики. Рассказывают «Новости культуры».

Один из самых узнаваемых мужских голосов в мире. Дитрих Фишер-Дискау войдет в историю тем человеком, с именем которого прежде всего будет ассоциироваться эталонное исполнение. Он обладал голосом такого диапазона, который позволял ему выступать едва ли не в любой партии, предназначенной для баритона.

Дискау родился в 1925 году. Уже ребенком он пытался имитировать окружающие звуки. В 10 лет начал декламировать стихи Гете и Шиллера. Его первым слушателем была кухарка в доме его родителей. Позднее его пением заслушивался весь мир. Он исполнял итальянские, немецкие, русские, французские оперы. Жан Кокто сказал о Дискау: «Вы поете как будто сами все это написали».

За свою жизнь он успел поработать с самыми прославленными дирижерами, такими Фуртвенглер, Караян, Георг Шолти, Ростропович и Рождественский. Исполнял Малера, Рихарда Штрауса, Шуберта, Шумана. Его называли самым плодовитым певцом ХХ века. 400 студийных альбомов, одних только песен и романсов Дискау записал около 3000.

20 лет назад, за несколько часов до наступления 1983 года, Дискау ушел со сцены, объявив, что заканчивает музыкальную карьеру. Он пел почти 50 лет – дольше чем кто-либо другой.

«Когда тем вечером в финале прозвучали сильные радостные слова – "Весь мир шутка" – меня осенило: в такой день, на таких словах я и хочу все закончить», – говорил он.