30.04.2008 | 10:40

Балет "Спартак". Новая версия

На сцене Михайловского театра в Санкт-Петербурге – премьера балета Арама Хачатуряна "Спартак". Постановка привлекает внимание своими масштабами и зрелищностью, чего явно не доставало хореографическим премьерам последних лет. Однако высокий бюджет – это не единственное отличие нового "Спартака". Авторы ушли от привычной трактовки и представили свою оригинальную версию балета. Рассказывают "Новости культуры".

С появлением тигрицы солисты Михайловского смирились не сразу. За кулисами даже шептались, некоторые артисты были готовы отказаться от роли. Между тем, Шакира выдержала своеобразный кастинг. Режиссер до последнего момента не мог выбрать между семилетней тигрицей и ее дочерью. Победил опыт. Художнику пришлось рисовать дополнительные эскизы костюмов для дрессировщиков.

"Костюмов около пятисот, потому что у нас занят хор, у нас занят весь балет, артисты миманса, животные", – рассказывает художник-постановщик Вячеслав Окунев. На вопрос, в чем выступают животные, он отвечает: "Нет, они не в костюмах. Но есть дрессировщики, есть гимнасты, есть модели, которые просто выполняют мимические функции".

Показать расцвет Римской эпохи – это дорогое удовольствие. Бюджет спектакля беспрецедентный. Акробаты, каскадеры, модели, новейшая световая аппаратура и отреставрированная сцена, которая, создала неожиданные трудности для солистов. "Вроде бы она расширилась, но сама она тяжелая. Все-таки у нас есть привычка к маленькой – меньше бегать, меньше передвигаться. Больше выкладываешься", – замечает исполнитель партии Крикса Андрей Маслобоев.

Еще два месяца назад хореограф Георгий Ковтун признавался: чтобы заново ставить "Спартак", надо быть сумасшедшим. Каждый театрал знает классическую версию Юрия Григоровича, но постановщиков это не смутило. Они предлагают оригинальное решение. "Я считаю, что каждому художнику, которому есть что сказать, он должен говорить. Иисуса Христа рисуют все, и он хуже от этого не становится", – замечает хореограф-постановщик Георгий Ковтун.

Георгий Ковтун говорит, что для смелого эксперимента у него есть основания. Он прочитал десяток исторических трактатов и превратил постановку в настоящий кроссворд. Чтобы разгадать его, нужны эрудиция и хорошее знание истории. Впрочем, самых внимательных балетоманов сможет удивить даже афиша, ведь изображенный на ней римский Колизей построили спустя сто пятьдесят лет после восстания Спартака.