04.05.2008 | 13:39

Михаил Шемякин. Между Москвой и Петербургом, Нью-Йорком и Парижем

Поэт Константин Кузьминский однажды сказал о своем друге –художнике Михаиле Шемякине: "Он гениален, капризен, работоспособен до невероятия, щедр, благороден и полон интриги. Абсолютнейший мастер…". Сегодня Михаил Шемякин отмечает 65-летие. О художнике, творческим и жизненным принципом которого стала свобода, рассказывают "Новости культуры".

Утро Михаила Шемякина начинается в мастерской, его день продолжается и заканчивается день там же. В перерывах художник раскладывает все по местам, ведь недавно он опять переехал. Вместе с Шемякиным перебралась под Париж и его творческая лаборатория – работы, наброски, эскизы, книги. Все это наследие Шемякина весит 400 тонн и называется "Виртуальный институт философии и психологии творчества". Шемякин уже давно не только художник и скульптор, он еще и философ, и историк искусства. "Работа аналитика стала для меня не менее важна, чем мое творчество", – признается он.

Свои коробки Шемякин хранит как зеницу ока. В них собраны его статьи и репродукции на тему: "Рука в искусстве" – от Микеланджело до современных художников. Есть также размышления про ногу, спину, шар, квадрат, смерть и монстров. Мировое искусство – в комментариях и картинках. Свой уникальный архив Шемякин собирает уже полвека. "Учеников у меня мало. Много подражателей", – признает Шемякин.

В ленинградской художественной школе имени Репина он, как и все, начинал с традиционных натюрмортов, но вдруг увлекся графикой. Причудливые линии, абстрактные фигуры, утрированные черты. На языке художников, он "впал в постмодернизм". Иллюстрации Шемякина к сказкам Гофмана в одночасье сделали его популярным. Карнавал, маски, метафоричные образы. Шемякин понял, что нашел себя.

Вокруг него всегда собирались люди с прогрессивными взглядами на жизнь. В рамки официального искусства Шемякин так и не вписался. В конце 60-х его попросили уехать из страны. Из Франции он перебрался в Америку, где все так же собирал свой архив, стал профессором Нью-Йоркской академии наук, увлекся скульптурой и выпустил песни "опального" друга Высоцкого.

В начале 90-х Родина позвала Шемякина обратно. Для Москвы художник создал памятник жертвам политических репрессий, а для Петербурга – Петра Первого. Наконец, его искусство стало народным. "Петра Первого я сделал с двумя тронами. В одном он сидит, в а другом будут фотографироваться люди. Они и фотографируются", – замечает Шемякин.

Популярной стала и экспозиция в Ханты-Мансийске, в которой художник показал, что есть шар в искусстве, и в Красноярске, куда Шемякин привез выставку под названием "Коконы". "Я фотографирую пятна на асфальте. Я готовлю выставку, которая называется: "Что мне рассказали тротуары"", – рассказывает он. С этой выставкой Шемякин наверняка проедет по всей России. К повзрослевшему бунтарю- шестидесятнику на Родине, наконец-то, пришла официальная слава.

Покорились Шемякину и театральные подмостки. Семь лет назад он придумал костюмы, декорации и либретто к балету "Щелкунчик".
Мариинский театр дрогнул. "Гергиев сказал: "Надо сделать новую вариацию и вывести этот спектакль из состояния детского сладкого утренника"", – вспоминает художник. Особенностью постановки стали шемякинские гротескные костюмы, ачерные пачки балерин теперь уже признаны визитной карточкой Мариинки.

Кроме того, Шемякин перенес свои маски на экран. С российскими аниматорами он работает над своей заветной "Гофманиадой" – мультфильмом по сказкам Гофмана. Однако времени на мультики категорически не хватает. За четыре года не было снято и половины. "Работа предстоит сложная, но мне по-прежнему интересно!" – признается мастер. Вероятно, когда-то он мечтал опять работать в России, а теперь мечтает совместить работу в Москве, Петербурге, Нью-Йорке и Париже.

К 65-летию Михаила Шемякина телеканал "Культура" показывает документальный фильм "Автопортрет". Смотрите ленту сегодня, в 22:45.

Все материалы о Михаиле Шемякине>>>