21.05.2012 | 19:39

Большой театр подтверждает статус

Проект реставрации и реконструкции всего комплекса зданий Большого театра вступил в третью стадию. В рамках третьей очереди планируется завершить объединение всех строений Большого театра на Театральной площади и продолжить работы по техническому оснащению основного здания, которые невозможно было выполнить во время реконструкции основной сцены. Колоссальная работа по ее превращению в современный театральный комплекс потребовала участия ведущих специалистов в области сценических технологий. Рассказывают «Новости культуры».

Теперь Большой потрясает даже самых продвинутых профессионалов в области техничнеского оснащения. До реконструкции он плелся в конце пятой десятки, а теперь – в пятерке мировых лидеров. Театр компьютеризирован. Пульты находятся в разных местах. От галереи – пятнадцать метров до сцены. Это позволяет со стопроцентной точностью управлять декорациями.

«Отсюда оператор может проводить спектакль», – заверяет технический директор основной сцены Андрей Проничев.

Семьдесят восемь штанкетов на основной сцене и пятьдесят на промежуточной поднимают рекордные 108 тонн. Правда, декораций, тянущих на такой вес, пока нет. Эксперимент проводили с цистернами воды.

«Огромные цистерны с водой наливались, ставились, потом двигали механизмы под этим весом», – продолжает Андрей Проничев.

Это как управлять полетом: есть даже красная кнопка на случай форс-мажора. Тогда система заблокирует работу всей механики на сцене.

На режиссерский пульт заведен весь спектакль. Управлять им – все равно что высокотехничным кораблем. Ханс Ренке, знающий здесь каждую деталь, буквально ошеломляет информацией.

«Здесь система управления включает разные режимы – связь, телефон, все службы под контролем, свет, смена декораций, все меняется молниеносно, бесшумно», – говорит он. 

Сцена, как трансформер, заводится под угол или может быть прямой. Но самое уникальное – свет. С ним теперь в Большом работают по законам большого искусства. Появились разрезные софиты – последняя новинка. С ними даже профессионалы пока не до конца разобрались.

«Софитные фермы делятся на пять частей. Каждая часть опускается по индивидуальному расписанию, они могут перемещаться по сцене. Такого ни в одном театре мира нет», – заверяет главный художник по свету Большого театра Дамир Исмагилов.

Любую идею здесь можно воплотить с размахом. Теперь театр соответствует статусу Большого.