21.05.2012 | 19:48

"Скрытая перспектива" на сцене "Современника"

Шанс увидеть «Скрытую перспективу» предоставляет публике «Современник». Так называется спектакль, премьера которого состоится на сцене московского театра этим вечером. Пьесу известного американского драматурга, лауреата Пулитцеровской премии Дональда Маргулиса «Когда время останавливается» впервые в России поставил режиссер Евгений Арье. Автор одного из хитов минувшего сезона «Враги. История любви» вновь исследует вопрос о праве на личное счастье в мире, не знающем мира. Он же предложил для российской постановки иное название, заимствованное у классика военного фоторепортажа Роберта Капы. На сцене «Современника» – современные стрингеры, журналисты, работающие в «горячих точках». Рассказывают «Новости культуры».

За взятую когда-то смелость называться «Современником» Галина Волчек в этом театральном сезоне отвечает особенно остро. Не успела театральная Москва отговорить о ненормативной смелости «Анархии» в постановке Гарика Сукачева, как уже новая премьера – остросоциальная история про пару американских военных стрингеров, чудом вернувшихся с войны, – взрывает афишу.

«Я буду рисковать, пока жива. Без этого мы не можем жить», – говорит Галина Борисовна.

Военный фотокорреспондент Сара возвращается в Нью-Йорк после страшной катастрофы: она подорвалась на мине. Дома ждут уют, заботы мужа, компания милых друзей и судьбоносный вопрос: не пора ли успокоиться и жить для себя? Или снова в бой, пытаться изменить мир? И возможно ли это?

Скрупулезный к статистике и деталям Евгений Арье подсчитал: зато то время, пока репетировался спектакль, в мире шло и идет 20 войн, а в прошлом – 2011 – году 103 журналиста с этих войн не вернулось. Можно ли с помощью искусства изменить хоть что-то? Риторика. Но говорить об этом режиссер считает не просто нужным – невозможным считает не говорить. В Израиле, где Арье живет и работает, эта тема актуальна для многих. 

«Я вообще не люблю ставить спектакли на актуальные темы. Мне кажется, что это не задача театра. Но это сторона нашей жизни. Недалеко от нашего театра несколько лет назад террорист взорвал молодых ребят, которые стояли в очереди в ночной бар. Я подошел туда где-то через полчаса. Чувства, которые возникают, они опасны. Хочется взять автомат, но этого нельзя делать. В этом вся история», – поясняет Евгений Арье.

Для Чулпан Хаматовой и Сергея Юшкевича нынешняя работа – второй опыт с Арье. Для лучшего понимания реалий и психологии своих персонажей артисты общались с настоящими военными журналистами. О заочном знакомстве с одной из них – американкой Мари Кольвин – Хаматова до сих пор говорит с трудом.

«Мы сговорились, что я позвоню ей, когда мы будем уже непосредственно начинать репетировать, когда у меня появятся более конкретные вопросы. Мы начали репетировать, в первый же день я ей позвонила и не дозвонилась. Второй, третий, четвертый... Я позвонила нашим общим друзьям, а они сказали: "Ой, а ее нет. Семь дней назад она погибла в Сирии"», – рассказывает актриса.

Может ли один неравнодушный человек изменить что-то в жестоком мире? Этот вопрос в финале спектакля разведет главных героев по разные стороны. Сара упакует фотокамеру в рюкзак и снова отправится на войну, чтобы все, кто не слеп и не глух, знали, как страдают люди там, где идет война. Представить себя в мирной жизни с детской коляской и погремушкой в руках она уже не может. А вот ее муж Джеймс созрел для семейного счастья и покоя, рассмотрел «скрытую перспективу». В любой судьбе перспектив всегда несколько. Главное точно знать, куда идти дальше.