20.05.2008 | 11:21

Выставка Леона Тютюнджяна открывается в Москве

Впервые в Москве открывается персональная выставка Леона Тютюнджяна. Имя этого художника в России почти не известно. Между тем, в начале 30-х годов он был одним из самых ярких представителей так называемой "парижской школы". Интерес к творчеству Тютюнджяна вспыхнул вновь уже после смерти художника, когда его работы начал собирать известный парижский галерист Алан Ле Гайяр. Семьдесят картин из своей личной коллекции он привез в Москву. Рассказывают "Новости культуры".

Парижский галерист Алан Ле Гайяр собирает картины Леона Тютюнджяна не ради денег, а ради искусства. Это занятие совсем не прибыльное. Первую работу художника Алан купил после его смерти на торгах в Париже. Это был рисунок 1927 года. "Потом я познакомился с дочерью художника, встретился с историками и искусствоведами. Говорят, он был талантливым человеком, но с очень тяжелым характером. В 1932 году один из крупных парижских галеристов хотел сделать его выставку, но Леон за два дня до открытия отказался", – рассказывает галерист.

У Тютюнджяна не было ни одной персональной выставки. Художник выставлялся вместе с Пикассо, Миро, Мондрианом. К примеру, акварели 1926 года созданы в технике накапывания. На несколько лет Тютюнджян опередил своих коллег по цеху. "Тютюнджян первым стал использовать автоматические техники", – рассказывает искусствовед Екатерина Иноземцева. Целый год она изучала творчество Тютюнджяна по репродукциям, и теперь, наконец, пришло время обратиться к оригиналам. На выставке представлены акварели, живопись, рельефы, графика. Эти работы были созданы художником в период с 1926 по 1930 годы. "Когда я увидел этот рельеф, меня поразила экономия средств. Художник был беден в 1927 году, но при минимуме затрат он передавал максимум энергии", замечает Алан Ле Гайяр.

Профессор МГУ Валерий Турчин стажировался в Сарбоне. Вот уже почти сорок лет он читает студентам историю искусства двадцатого века, но даже он сделал для себя много открытий. "Он берет бумагу слегка влажную, начинает наносить краску, она растекается в различных конфигурациях", – поясняет профессор. Это не просто клякса. Для Алана Ле Гайяра это целая вселенная с меридианами и параллелями. "Здесь смесь техники – гуашь и тонкий рисунок. Четкость всех деталей. Похоже на движение ташистов. Видна рука большого мастера", – добавляет он.

Такие кляксы и разводы психологи стали использовать в своих тестах, а сам художник продолжил эксперименты с формой. "Это тренировка не только глаза, но и ума. Связь умного глаза зрителя – для этого глаза произведения созданы, – утверждает Валерий Турчин. В поисках картин Тютюнджяна Алан ле Гайяр объездил весь мир. Он показал эту экспозицию в Париже, где художник прожил сорок пять лет, но так и не был оценен по достоинству. Теперь открыть имя Леона Тютюнджяна предстоит Москве.