22.05.2012 | 19:42

Летний сад готовится к открытию

В Летнем саду Петербурга все готово к торжественному открытию после длительной реконструкции. Церемония запланирована на день города, 28 мая. Напомним, Летний сад был закрыт на реставрацию осенью 2009 года. По первоначальному замыслу горожанам должны вернуть их любимое место отдыха в аутентичном виде. Но некоторые градозащитники и искусствоведы считают, что в Летнем саду была проведена не предписанная законом реставрация, а реконструкция. Рассказывают «Новости культуры».

Экскурсия в другую эпоху, почти на 300 лет назад. Летний сад попытались вернуть во времена петровских ассамблей, с их барочными забавами и потехами. 

«Мы хотим показать то, что задумал Петр. Вообще с Петром у нас дело как обстоит: он и город задумал не таким. Не получилось в силу тех или иных обстоятельств», – поясняет инженер Людмила Воронцова. 

Все три года за реставрацией следили и искусствоведы и обычные петербуржцы. Чем ближе к открытию, тем напряженней становились дискуссии и резче оценки.

«Русский музей, который, вроде бы, призван быть хранителем прошлого, превращает этот сад в сквер, по сути дела. И придуманный регулярный сад XVIII века. Он будет придуманным. Таким, как был при Петре, не станет. Лихачев всегда говорил: "Сад – это эволюция"», – подчеркивает архитектурный критик, искусствовед Алексей Лепорк.

У реставраторов Летнего сада противоположная позиция. Именно возвращение фонтанов они считают своим главным достижением. При Петре их было более полусотни. Восстановить решили самые красивые.

Фонтан Лакоста – единственный так называемый «сухой фонтан». Сюда и не планируют подводить воду. Это наглядный пример того, какая серьезная археологическая работа велась последние три года. И кирпичная кладка, и трубы – все относится к петровским временам. Примерно так после раскопок выглядели и остальные восемь уже воссозданных фонтанов Летнего сада.

Оппоненты называют реставрацию Летнего сада настоящей реконструкцией. Даже писали письма в Министерство культуры, указывая на нарушение федерального закона об охране памятников, согласно которому объекты культурного наследия можно только реставрировать, бережно придерживаясь исторической правды, но ни в коем случае не додумывать. И тут снова мнения жестко расходятся.

«Консервация подразумевает постоянный и тщательный уход за объектом культурного наследия. А если мы в свое время Летний сад запустили, именно запустили и совершенно безобразно, то сегодня нужно только приветствовать то, что здесь происходит», – убежден член Совета по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга Рафаэль Даянов.

«Сейчас соотношение между подлинными памятинками и новоделом в Летнем саду – приблизительно один к трем. На три новодела – один подлинник», – говорит сопредседатель президиума Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. 

Это выпад и в сторону знаменитого скульптурного обрамления Летнего сада. После реставрации статуи не вернулись на аллеи. Теперь их можно увидеть только в Инженерном замке. Хранители говорят, что за три столетия мраморные скульптуры пришли в ужасное состояние, две трети из них потеряли носы и пальцы.  

«Мы не боимся, если возникнут (не дай Бог) случаи актов вандализма, которые уже были. Значит у нас будет возможность отлить данную скульптуру вновь», – замечает заведующий филиалом «Летний сад, Михайловский сад и зеленые территории музея» Сергей Ренни. 

Из оригиналов в Летнем саду остались лишь скульптурная группа «Ништадский мир», ее привели в порядок, не снимая с постамента, и знаменитая порфировая ваза. Реставраторы не скрывали: то, что не нашли в рисунках и чертежах, воссоздавали по аналогам фонтанов Петергофа. 

Восемь километров деревянных оград обещают убрать, когда окрепнет кустарник. Это будет лет через пять. А уже 28 мая Летний сад распахнет свои новые ворота. Вопреки прогнозам, вход будет бесплатным. Есть только одно «но». Очереди. Количество посетителей станут ограничивать. Боятся, что в первые дни хлынет бесконечный поток любопытных. И важно, чтобы эта стихия не смела все, на восстановление чего реставраторы потратили три года работы и два с лишним миллиарда рублей.