04.06.2008 | 19:37

Евгений Мравинский: "Интересоваться жалованьем – дурной тон"

Сказать о Евгении Мравинском "дирижер" – значит, сказать очень мало. Удивительно, что этот великий человек всю жизнь считал себя не слишком музыкально одаренным. Он вставал за дирижерский пульт более тысячи раз и почти никогда не улыбался. Его трактовки произведений Чайковского, Вагнера, Стравинского и Шостаковича считаются непревзойденными. Сегодня исполнилось 105 лет со дня рождения одного из величайших дирижеров двадцатого столетия Евгения Александровича Мравинского. Рассказывают "Новости культуры".

Мравинский во всем слышал музыку. Любой шорох он спешил записать в нотную тетрадь, чтобы потом показать оркестрантам. Каждое движение его дирижерской палочки отзывалось не просто звуком. Взмах руки рождал гармонию. "Он умел проникаться в партитуры, и он умел через нотные знаки образовывать лигу к создателю. Будь это Моцарт, будь это Гендель, будь это Господь Бог!", – говорит вдова дирижера Александра Вавилина-Мравинская.

Архивные кадры показывают его несгибаемым, сдержанным, строгим. Завистники называли Евгения Мравинского деспотом, говорили, что ради идеального исполнения он мог репетировать часами. Дирижер и правда не терпел халтуры. Человек с идеальным внутренним слухом, он мгновенно чувствовал фальшь. "Его главное кредо было такое: что бы ни происходило в оркестре – плохого или хорошего, – в ответе за все дирижер. Есть дирижеры, которые говорят: "Ой, с этим оркестром ничего не сделать, это плохой оркестр". Нет плохих оркестров. Есть плохой дирижер", – считает Александра Вавилина-Мравинская.

За дирижерским пультом он был скуп на жесты, никогда не поворачивался к залу даже вполоборота. За годы работы Мравинский создал собственный язык: кивком головы он мог привлечь внимание любого музыканта. Дирижер был невероятно требователен к себе и к другим, а в жизни он никогда ничего не просил и часто повторял: "Интересоваться жалованьем – дурной тон". "Мне кажется это вполне естественным. Потому что, прежде всего, на первом месте у него была музыка, а все остальное... У него был какой-то минимальный уровень комфорта. Этого было достаточно. Он не стремился к чему-то необычному. Он питался музыкой", – рассказывает главный дирижер Академического симфонического оркестра Александр Дмитриев.

Его собранность часто принимали за холодность. Публика практически не видела его улыбающимся. Однако после концерта он всегда улыбался музыкантам и говорил "спасибо" – за хорошее исполнение. Маэстро вызывали на бис по пятнадцать раз. Подобных оваций не был удостоен ни один дирижер.

Читайте также:
105 лет со дня рождения Евгения Мравинского

Евгений Мравинский. Профессия – дирижер