06.06.2008 | 13:29

"Демон" Рубиншетйна вновь прозвучит в Москве

Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко готовится к премьере. Опера Антона Рубиншетйна "Демон", написанная в 1872 году, была особенно популярна на рубеже XIX – XX веков. Романтический лермонтовский образ соответствовал эстетике символизма. В советских театрах тоже активно ставили оперу Рубиншетйна, но критика скептически относится к этому творению. 11 июня опера предстанет на сцене Театра Станиславского. Над спектаклем работают драматический режиссер Геннадий Тростянецкий и дирижер Вольф Горелик. Рассказывают "Новости культуры".

Геннадий Тростянецкий – дебютант оперной режиссуры, поэтому он не пытается устанавливать свои порядки. Опера, по его мнению, в большей степени коллективный труд, чем драматический спектакль. "Наша встреча любая с Гореликом начинается с его слов: "Я сделаю все, что ты хочешь". А я говорю: "Вольф, надо сделать то, что там внутри, в музыке"", – рассказывает Тростянецкий.

В музыку этой оперы влюблены буквально все участники постановки. Они считают ее шедевром, вопреки распространенному мнению, что "Демон" Рубинштейна не лучшее произведение, созданное в оперном жанре. "Это первоклассная музыка, и мне очень хочется, чтобы ее перестали считать заслуженно забытой", – говорит солист Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Дмитрий Степанович, один из исполнителей главной роли. Вслед за Шаляпиным он взялся за баритоновую партию. "Федор Иванович транспонировал романс вниз, а я вроде бы справляюсь. В этой партии есть несколько низких нот, которые не у всякого баритона получатся", – замечает Степанович.

По сюжету Тамара только слышит голос Демона. В одной из сцен, по замыслу режиссера, Демон становится невидимым для зрителей. Степанович поет из-за кулис, а Алексей Шишляев – из зрительского фойе. Это еще сложнее, ведь он практически не слышит оркестр. Настоящим испытанием для голоса стала и партия Тамары. "Начинается как колоратура, а вся партия – для центрального голоса. Там есть вставное ми бемоль верхнее в выходе, в вокализе. Для меня дело чести его взять", – признается солистка Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Мурадымова.

Удастся ли Демону взять свои низкие ноты, а Тамаре – верхнее ми бемоль – в этом заключается одна из интриг нового спектакля, а вот главный вопрос: как режиссер подошел к решению образа Демона?