14.06.2008 | 22:15

Сезон одной пьесы в Театре Наций подошел к концу

Сезон одной пьесы. В Театре Наций весь театральный год давали чеховского "Иванова". Были показаны две петербургские постановки и один кукольный спектакль из Тулы. Ждали берлинского, из "Фольксбюне", но по техническим причинам до российской столицы он не доехал. На закрытие фестиваля пригласили "Иванова" из Будапешта. Спектакль поставил известный режиссер Тамаш Ашер. Показы идут на сцене Театра Пушкина. Рассказывают "Новости культуры".

Непривычные для классического "Иванова" декорации. На обветшалых стенах советского ДК красными буквами по-венгерски написано: "С днем рождения". День рождения Шурочки, точнее Сашеньки, в варианте Тамаша Ашера – в самом разгаре. Приметы времени сразу бросаются в глаза: на сцене середина 60-х. "Для меня "Иванов" – это воспоминания 60-х – 70-х годов, когда я был молодым. В то время интеллигенция боролась за что-то, но вся эта борьба оказалась безнадежной. Это депрессия интеллигенции, которая видит в руинах свои цели", – говорит Тамаш Ашер.

За эту постановку Тамаш Ашер успел собрать целый букет из призов и наград. В Москву его "Иванов" приехал из Парижа, где проходили гастроли венгерского театра, однако репетиции никто не отменял. До московской премьеры актеры еще раз прошли весь спектакль целиком. "Мы всегда очень много репетируем. Каждый новый спектакль готовится примерно два месяца, но потом мы его бесконечно репетируем. Что-то постоянно меняется. "Иванова" мы сыграли больше ста раз. И поверьте, сотый спектакль сильно отличался от премьерного", – замечает актре Эрне Фекете, исполнитель главной роли. В целом, он довольно неохотно рассказывает о своем Иванове. Говорит, что актеру вообще сложно рассуждать о персонаже. По его мнению, Иванов на протяжении всего спектакля исследует бессмысленность своей жизни. Кстати, в венгерской версии Иванов не застреливается, а умирает от разрыва сердца.