17.06.2008 | 12:13

Цепочка печальных парадоксов Михаила Светлова

Сегодня исполняется 105 лет со дня рождения поэта Михаила Светлова. Судьба этого веселого человека – цепочка печальных парадоксов. Один из первых одержимых комсомольцев, он был исключен из этой организации. Искренне поверив в высокие идеалы революции, Светлов никогда не вступал в партию. Добровольцем ушел на Гражданскую войну, а его стали преследовать за симпатии к троцкистам. В 1945 году он дошел до Берлина, но был "невыездным" и никогда не видел той самой Гренады, которую прославил на весь мир. Заученный со школьной скамьи "советский классик", он упрямо выбивается из той советской жизни, где, как сказал сам поэт, "получают копейку за вздох и рубль за строку оптимизма". Рассказывают "Новости культуры".

Михаил Светлов рано начал писать. В шестнадцать лет он уже был главным редактором одной из губернских газет. Именно тогда он и взял себе псевдоним – Светлов вместо Шейнкмана. Писал много. В его стихах можно встретить ошибки, но звучат они с иронией. ""Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запАсном пути". Вообще надо говорить: "на запаснОм", но вот эти неправильности у Светлова – это легкий налет Суржика. Он же с Южной Украины. Это придает некоторую картавость его стиху и такую неподдельную улыбочку, его, светловскую", – замечает литературовед Лев Аннинский.

В 1926 году, когда Михаил Светлов прогуливался по Тверской до своего дома на Арбате, он увидел ресторан "Гренада". У поэта сразу же родились строчки: "Гренада, Гренада, Гренада моя". Впоследствии из этого родилось одно из самых известных его стихотворений. ""Комсомольская правда" в 1926 году опубликовала его "Гренаду", и эта песня, это стихотворение как будто взорвало всю страну. Потому что такой пафос, такой революционный романтизм... Его ведь сравнивали с Экзюпери и называли его "советским Экзюпери"", – рассказывает журналист Ольга Ростова.

На самом деле Светлов никогда не был в Гренаде, ведь его объявили невыездным из-за подозрений в троцкизме. Тем не менее, стихи поэта звучали, как гимн комсомольцев. ""Пробитое тело наземь сползло. Товарищ впервые покинул седло. Я видел, над трупом склонилась Луна, и мертвые губы шепнули: "Грена…" – вот этот обрыв, это то самое уникальное движение великого поэта, когда он не может объяснить, что произошло. Вот эта оборванная песня стала гимном всей интернациональной молодежи того времени", – добавляет Лев Аннинский.

Светлов однажды всерьез взялся за написание гимна для страны. Он участвовал в конкурсе наряду с Сергеем Михалковым, с которым был очень дружен. "Светлов тоже не мог не принять в этом участие. Конечно, он был поэт немножко другого плана, и все-таки он написал свой гимн", – рассказывает Ольга Ростова. До наших дней сохранилась только рукопись. Поэт писал довольно много, причем всю жизнь на одной печатной машинке. "Как про него говорили: "У него были полные карманы конфет, и никогда не было денег. А в новом холодильнике лежали очки. Потому что туда нечего было положить"", – продолжает Ольга Ростова.

Михаил Светлов преподавал в Литинституте. Там готовились войти в литературную жизнь многие поэты с громкими именами. "Среди учеников его – тех, кто посещал его семинары, – были и Евтушенко, и Роберт Рождественский, и Булат Окуджава. Они все были очень молодые, но почему-то они себе в лидеры, если можно так выразиться, выбрали Светлова", – отмечает Ольга Ростова.

Светлова многие знали как юмориста. Вместе с художником Иосифом Игиным он выпустил книгу с шаржами и стихами-посвящениями своим друзьям-поэтам. Последователей светловской "улыбочки" в русской поэзии много. "У всех постструктуралистов этого полно. И там можно найти, конечно, эту улыбочку. Эти нотки – "мы как бы не всерьез", а на самом деле это очень "всерьез". И вот знает, что всерьез, и все равно шутит. Конечно, светловские нотки найдутся", – убежден Лев Аннинский.

Читайте также:
Певец бескорыстного героизма Михаил Светлов