22.06.2008 | 15:08

К закрытию сезона в Большом разгорится "Пламя Парижа"

"Пламя Парижа" - грандиозный спектакль к закрытию сезона готовит Большой театр. Алексей Ратманский взялся за постановку три месяца назад - рабочие репетиции начались еще в марте. Однако, масштаб и сложность задуманного столь велики, что на сегодняшний день окончательной версии балета не существует. Дата премьеры уже назначена - 3 июля. Старый спектакль уже давно в учебниках истории по советскому балету. Одно из грандиозных полотен Вайнонена больше тридцати лет продержалось в репертуаре Большого. И лишь в шестидесятых исчез из афиши. В новой версии балета Ратманский сохранил несколько танцевальных сцен Вайнонена, считая их шедеврами, но в остальном - это абсолютно новая, авторская работа. Рассказывают "Новости культуры".

Маленький танцевальный эпизод Алексей Ратманский прогоняет снова и снова. Сцена в королевском дворце нарочита гламурна. Точно воспроизвести рисунок танца у кордебалета пока не получается. В хореографии Ратманского только на первый взгляд все просто.

"Пламя Парижа" не шло в Большом почти пятьдесят лет. Гигантское полотно Вайнонена, попавшее во все учебники истории балета, стало забытым шедевром. Ратманский решил вернуть балет в Большой, который когда-то был самым репертуарным спектаклем.

Алексей Ратманский, художественный руководитель балетной труппы Большого театра: "Спектакль, который может дать работу всей труппе, 220 человек. Много сцене кордебалета и много сольных партий. Почти у каждого работа".

Михаил Лавровский танцевал "Пламя Парижа" в 62-м. Вместе со своей одноклассницей Ниной Сорокиной. До сих пор помнит мощь и размах спектакля. Он стоял в одном ряду с "Ромео и Джульеттой", "Бахчисарайским фонтаном".

Ратманский ставит "Пламя Парижа" не с чистого листа. Он сохранил несколько танцевальных сцен Вайнонена. Искусно вплел их в контекст собственной хореографии. Как это было в постановке "Корсара", когда критика гадала, какие сцены Петипа, а какие самого Ратманского. Впрочем, в новой постановке все прозрачно".

Алексей Ратманский, художественный руководитель балетной труппы Большого театра: "Это новый балет, но хотелось сохранить куски Вайнонена…"

В спектакле десять главных персонажей. Сольная партия и у Анны Антоничевой. Она прима королевского балета. Вся партия от начала до конца как будто списана с родной труппы.

Анна Антоничева, солистка Большого театра: "Эта партия про наш театр, про то, какие мы прекрасные, и как можем превращаться в фурий и ведьм".

Ратманский репетирует на двух сценах. Закончив с королевским двором, спешит на встречу с революционно настроенными массами. У Вайнонена главным был народ, у Ратманского - акцент на судьбы людей.

Алексей Ратманский, художественный руководитель балетной труппы Большого театра: "Это повод для танцев и эмоций, когда главные персонажи идут сквозь сюжет".

Труппа Большого уже давно в режиме нон-стоп. Но артисты привыкли к таким нагрузкам, когда репетируешь с утра до вечера.

Когда-то "Пламя Парижа" было идеологическим заказом. В духе своего времени. Теперь это другая история.