24.06.2008 | 10:00

Мрачная сказка про Бернарду Альбу

Наверное, Габриэль Гарсиа Лорка, предпочел бы видеть автором сценографии к своей пьесе "Дом Бернарды Альбы" Сальвадора Дали. Сегодня, в отсутствие великих, каждый постановщик поступает по собственному усмотрению. Швейцарский режиссер Андреа Новиков нашел источник вдохновения в сумрачных дебрях испанской живописи барокко и раннего классицизма. Результат был представлен минувшим вечером в Москве, в рамках фестиваля "Другой театр из Франции и не только". О московской премьере спектакля "Дом Бернарды Альбы" рассказывают "Новости культуры".

Андалузская деревня тридцатых годов XIX века. Богатая женщина соблюдает долгий и строгий траур по скончавшемуся мужу. Заигрывания самого красивого парня со старшей из ее дочерей, которой отец оставил состояние, и одновременно с младшей, которой всего двадцать лет, оборачиваются драмой. Фабула хрестоматийной пьесы Федерико Гарсиа Лорки известна, но не всякий театр решается включить ее в свой репертуар. Это произведение все же очень привязано к своему времени, к своей эпохе.

"Необходимо было найти форму, которая позволяет поднять на поверхность то, что, на мой взгляд, содержится в этом произведении – а именно идею необходимости свободы, необходимости освобождения и выхода из тюрьмы. Причем и в прямом, и в переносном смысле. Только тогда этот материал смог зазвучать по-новому, свежо и оригинально", – говорит режиссер Новиков.

Для своей постановки Новиков избрал условную театральную форму, близкую к гиньолю. В этом и дань уважения великому испанцу, который, как известно, в молодости увлекался кукольным театром, и желание использовать все возможности "сценических строительных материалов".

Прежде всего, Новиков идет от художественных образов Гойи и Веласкеса. Но если великие живописцы в своих портретах как бы торопили время, изображая юных инфант совсем взрослыми, то Новиков идет от обратного. Взрослые обитатели дома Альбы – это дети, нераспустившиеся бутоны, которым суждено увянуть под мрачными сводами родного дома. Люди-марионетки, гротескно раскрашенные, гротескно двигающиеся, гротескно любящие и страдающие.

Одной из основ этого театрального действа стала музыка. Иногда это старая андалузская песня, иногда шум за сценой, точно выверенный и продуманный. В потрясающую атмосферу спектакля зритель втягивается буквально с первых секунд. Именно так рождается на сцене черная сказка, мрачная и смешная одновременно.

Читайте также:
Орельен Бори действует по "Плану Б"

Другой театр из Франции и не только