25.06.2008 | 12:07

Английская и итальянская музыка XVII – XVIII веков в Москве

Один из самых известных контртеноров мира Пол Эссвуд выступит сегодня в Москве. Свой концерт в российской столице музыкант назвал "Инновация – имитация: английская и итальянская музыка XVII – XVIII веков из колыбели вдохновения". В программе – сочинения Перселла, Каччини, Джордани. Критики называют Пола Эссвуда "носителем эталонных традиций певческой школы Вестминстерского аббатства". Вернее было бы сказать, что его исполнительская манера не имеет исторических и географических координат. В его репертуаре – сочинения четырех веков – от Перселла до Шнитке. Рассказывают "Новости культуры".

Голос англичанина Пола Эссвуда, когда он объясняется со своим аккомпаниатором, звучит совершенно нормально, но когда он начинает петь, его теноровый баритон незаметно обращается в лирический контртенор. Как уверяет сам Эссвуд, для которого Пендерецкий и Гласс специально писали партии в своих сочинениях, это всего лишь "сломанный голос". "В этом нет ничего страшного. Так может петь любой мужчина. Я тоже начинал петь, как многие. Но постепенно мой голос становился все выше и выше", – говорит Пол Эссвуд. Это связано это с тем, что после возрастной мутации голосового аппарата некоторые мужчины сохраняют способность петь женским голосом. Причем с гормональными проблемами это никак не связано. Об этом свидетельствуют те, кто занимается спектральным анализом голосов.

Профессор Института имени Шнитке Александр Мещеркин исследовал запись Пола Эссвуда. "Мы выбираем инструмент, который называется "спектральный анализ". Мы видим, что богатство представленных обертонов свидетельствует о том, что это не фальцет. Фальцет дает более бедную картину по обертонам", – рассказывает заведующий кафедрой звукорежиссуры Института современного искусства. Профессор Мещеркин по диаграмме может сказать, в какой форме находится в данный момент контртенор Эссвуд. Однако врачебная тайна превыше всего.

Между тем, врачебные истории, связанные с появлением предшественников контртеноров – кастратов – вовсе не считались тайнами. Начиная с XVI века, некоторых мальчиков десяти – двенадцати лет оскопляли. Именно поэтому они сохраняли очень высокий голос, который, тем не менее, требовал внимательного к себе отношения. Для кастратов специально писались системы упражнений. Певцы могли исполнять самые подвижные колоратуры и фиоритуры.

"Долго тянуть одну ноту, не брать дыхание несколько минут, и это делало их абсолютной сенсацией. Женщины сходили по ним с ума. Кроме того, они были прекрасными любовниками – при том, что не могли становиться отцами. Поэтому для женщин высшего света были особенно привлекательны", – рассказывает историк музыки Алексей Парин.

Началась эта традиция с запрещения женщинам петь в церкви. Поэтому были оправданы особые послабления со стороны церковников. "Кастраты были незаконными, с точки зрения церкви, но она закрывала на это глаза. И в XVII – XVIII веке и до начала XIX века кастраты были главными. Только постепенно с ними начали конкурировать женщины", – продолжает Алексей Парин.

Авторам фонограммы к фильму "Фаринелли-кастрат" пришлось конструировать голос певца с помощью компьютера, соединяя в один тембр голоса двух певцов – контртенора и колоратурного сопрано. В ХХ веке начался настоящий бум наследников певческих традиций кастратов – контртеноров. В качестве специальной краски в свою партитуру ввел эту партию Бенджамин Бриттен. В колледжах начали воспитывать обладателей этого редкого голоса.

Впрочем, в России о существовании контртеноров не подозревали до конца 1980-х годов. Это воспринималось как псевдоподражание кастратам. Стоит учесть также традиции отношения русских правителей к обладателям этого голоса. В XVII веке, когда католическая миссия преподнесла в подарок царю Алексею Михайловичу певца-кастрата, он отказался от него. Насилие над человеком было для царя неприемлемо, даже ради сохранения ангельского голоса.

Однако в последнее время контртенора – частые гости в России. Дэвид Дэниелс, Филипп Ярусски, наконец, Пол Эссвуд. Кроме того, без выступлений воспитанников советско-российской певческой системы – Олега Безинских, ушедшего из жизни Эрика Курмангалиеваез, – стало немыслимо аутентичное исполнение барочных и современных опер.

"Самая большая задача, которую нужно решить контртенору, – это проблема стиля. Чуть больше украшений – будет уже фальшиво. Чуть меньше – недостоверно. Поэтому заниматься нужно не только голосом, но и изучением стиля композиторов", – говорит Пол Эссвуд. Возможно, вскоре он снова приедет в Россию. В ноябре он собирается дирижировать "Мессией" Генделя.