04.07.2008 | 13:14

Французская революция на сцене Большого театра

В Большом Театре возрожден легендарный спектакль Василия Вайнонена "Пламя Парижа". Возрожден, скорее, образ спектакля. Документальных свидетельств о постановке 1930-х годов почти не осталось, и Алексею Ратманскому по сути пришлось создавать новый вариант. Масштаб и сложность задуманного действа столь велики, что в афише числятся четыре балетных состава, и в каждом участвуют известные солисты. О том, как "идеалы" Французской революции преподносятся со сцены Большого театра, рассказывают "Новости культуры".

Ажиотаж вокруг восстановленного советского балета под стать его масштабам. На сцене одновременно танцуют сто сорок человек; в спектакле есть десять главных партий; для этой постановки было сшито более двухсот костюмов. "Пламя Парижа" – это, пожалуй, самая громкая премьера сезона.

Пока зрители встречаются у входа в Большой, артисты взволнованно репетируют. Возрождение балета "Пламя Парижа" – это, скорее, его второе рождение. Алексей Ратманский пересмотрел прежнюю идею и заново создал либретто. В первой версии любимого Сталиным балета главной была, разумеется, революция. Теперь авторы сфокусированы на судьбе человека в исторических условиях.

"Эта эпоха, она выпала из репертуара театров и из сознания балетных людей, но на самом деле она была очень плодотворная. Это семьдесят лет истории развития балета, не говоря обо всем остальном", – замечает Ратманский.

Никита Вайнонен, сын хореографа-постановщика Василия Вайнонена, танцевал в первой версии "Пламени Парижа". Уже тогда он воспринимал этот балет как историческую ценность. "Какая агитка? Это эпос! Это хореографический эпос. Это может быть единственный балет в этом жанре, вообще в мировой хореографии!" – утверждает он.

От первой версии остались только документальные кадры отдельных партий и фотографии. Почти все хореографические рисунки Василия Вайнонена канули в лету. С точностью восстановить удалось лишь Па-де-де Жанны и Филиппа, Актера и Актрисы и танец басков.

Героиня Марии Александровой – крестьянская девушка и страстная революционерка. У Вайнонена это были два разных персонажа. Тем сложнее для балерины артистическая задача. "Быть и легкой, и влюбленной, и воздушной крестьянской девушкой, и в то же время обладать такой безумной, наверное, харизмой, чтобы поднять народ за собой", – говорит Мария.

Хореография женских партий осложняется тем, что в классических па-де-де у балерин на ногах пуанты, а в танце басков – туфли. "Всегда было разделение между балериной классической и балериной народно-характерного танца. Это было четкая специализация, которая велась еще со школы. Я должна буду и летать, и ползать", – добавляет Мария Александрова.

В тридцатые "Пламя Парижа" спасало русский балет от придирок советской власти к буржуазному стилю этого вида искусства. Новую версию этого спектакля сегодня вряд ли можно считать политической агитацией. Скорее, это попытка возродить еще один исторически важный спектакль в репертуаре Большого.

Читайте также:
"Пламя Парижа". Революция в Большом театре