14.07.2008 | 12:50

"Божественная комедия" на сцене Папского дворца

Началась вторая неделя Международного театрального фестиваля в Авиньоне. Впереди спектакли Хайнера Геббельса и Томаса Остермайера, Жана Фабра и Жоэля Помра, а также работы французских студентов Анатолия Васильева. Центр дискуссионной жизни фестиваля – Художественная школа. Там же открыты несколько фотовыставок, посвященных современному театру. В Папском дворце – историческом центре Авиньона – завершились показы первой части трилогии Ромео Кастеллуччи "Божественная комедия". Рассказывают "Новости культуры".

Известный мастер французской сцены Антуан Витез – сын фотографа. Поэтому нет ничего удивительного в том, что он решил создать свой фотоальбом, в котором были бы представлены портреты актеров. Его снимки вошли в экспозицию "Портреты у зеркала Антуана Витеза", которая открылась в Художественной школе Авиньона.

В другом зале тоже проходит необычная выставка. На ней представлены портреты зрителей. "Помню, когда я пришел на спектакль в Папский дворец и направил объектив не на сцену, а на зрительский амфитеатр, все очень удивились. Но потом я объяснил, что истинная суть спектакля, его отражение как раз на лицах зрителей", – рассказывает фотограф Фредерик Нозисьель.

Он не зря выбрал для своего эксперимента спектакль в Папском дворце, в котором традиционно помещается до двух тысяч зрителей. Именно там в 1947 году спектаклем Жана Вилара "Ричард XI" был открыт Авиньонский фестиваль. С того момента по негласной договоренности постановка, которую играют во внутреннем дворе дворца, становится центральным событием фестиваля. В этом году театральная концепция полностью совпала с концепцией исторической, ведь Папский дворец строили в Авиньоне именно в ту эпоху, когда Данте писал "Божественную комедию".

Ромео Кастеллуччи специально для нынешнего фестиваля в Авиньоне создал трилогию "Божественная комедия". Кому первому пришла в голову идея играть Данте в Папском дворце, установить невозможно. Однако на фестивале не было журналиста, который не назвал бы эту идею экстравагантной.

"Ад" – это испытание и для актеров, и для зрителей. Кастеллуччи не пожалел никого, даже самого себя. Когда он вышел на сцену и поздоровался с публикой, на него тут же набросились три огромных цепных пса. После этого уже ни сгорающий дотла рояль, ни дети в стеклянном кубе, окутанном темным облаком, ни вспыхивающий в окошках дворца зловещий огонек не могли нанести нервной системе зрителей большего удара.

Единственный узнаваемым персонажем в спектакле "Ад" был Энди Уорхол. Сброшенные с 25-метровой высоты телевизоры подтвердили, что именно массовая культура, по мнению автора спектакля, и есть воплощение зла.

В 1309 году в Авиньон переехал папский престол. Семьсот лет спустя европейцы пытаются заглянуть в ирррациональное будущее. Однако до сих пор они не получили более достоверных сведений о том, что их ждет после смерти.

Все материалы об Авиньонском фестивале>>>