16.07.2008 | 12:45

Цыганская психотерапия для фотокамеры

Цыгане как фотомодели, табор как живая декорация. Фотограф Ляля Кузнецова сделала жизнь этого свободолюбивого народа объектом творчества. Два десятка лет она снимала цыган в России, Казахстане, Туркмении, Узбекистане. Портреты и жанровые зарисовки объездили полмира. В Москве выставка фоторабот Ляли Кузнецовой открылась впервые. Рассказывают "Новости культуры".

Фотографирование цыган стало для Ляли Кузнецовой психотерапией. После смерти мужа ей требовалось какое-то переключение. Случайно на рынке в Казахстане она познакомилась с цыганами. Пришла в табор, как на экскурсию, сделала несколько снимков. Именно так цыганская тема появилась в ее творчестве. "Я была похожа на цыганку. Были серьги, копна волос. Я энергетически им близка", – говорит Ляля Кузнецова.

Казахская серия – самая первая. Тогда же, в 1977 году, была сделана фотография, которая убедила Лялю в том, что ни один кадр не приходит случайно. Это проекция души и судьбы того, кто смотрит в объектив. "Эта женщина овдовела, у нее нет лошади. Она ее продала", – рассказывает фотограф

Фотосессия длится обычно часа два. В этот момент, по словам Ляли, она видит на 360 градусов вокруг. Цыгане любят сниматься. Дети кричат: "Ляля, возьми меня". Среди общей кутерьмы нужно зацепить главное. К этому фотограф готовится в течение года. "Сейчас я вспоминаю, что у меня авантюрный характер. Одна в пустыне с водителем три часа", – рассказывает Ляля.

Со временем, о женщине-фотографе среди цыган стали слагать легенды. В таборах ее знали, она была дорогой гостьей. Ей разрешали снимать самые разные моменты жизни табора – и свадьбы, и похороны. На центральном кадре экспозиции – девочка-цыганка в маске птицы. "Это карнавал. Это напоминает мне восточную птицу. Я вспоминаю, как много в этом народе востока, как они свободны", – поясняет заместитель директора Музея Востока Татьяна Метакса.

Ляля, пожалуй, единственный фотограф, которая снимала цыган Туркмении – белуджи. Говорит, что случайным кадром предсказала рождение внучки. "Я считаю себя фотографом, сидящим на двух стульях. Я была мамой в первую очередь, а потом фотографом. Теперь я бабушка и мама, потом фотограф", – говорит она.

Внучка Анаис вместе с бабушкой принимает поздравления. Сама Ляля подумывает вернуться к оставленной когда-то теме и собирается начать с московских цыган.