21.07.2008 | 13:14

Как отделить "Никса" от "Кукров"?

"Кукрыниксы" – уникальное явление в истории не только отечественного, но и мирового искусства. Творческий союз, который просуществовал почти семь десятилетий, – редчайший случай в художественной практике. При внешнем единомыслии, каждый участник этого трио был самодостаточным мастером. Сегодня искусствоведы заново открывают живопись Михаила Куприянова, Порфирия Крылова и Николая Соколова. Сегодня исполняется 105 лет со дня рождения легендарного "Никса". Рассказывают "Новости культуры".

Отделить "Никса" от "Кукров" просто невозможно, ведь даже в Третьяковской галерее их работы весят вперемешку. Вместе с картинами военного времени и иллюстрациями к произведениям классиков, написанными вместе, можно увидеть и пейзажи Николая Соколова. Художник считал себя учеником Крымова и старался во всем следовать его традициям. Работы Соколова камерны и лиричны, они отличаются от огромных картин "Кукрыниксов".

"Он старался наследовать понятие мотивного пейзажа, который представляет собой, с одной стороны, традиции пейзажа настроения, левитановского, XIX века, а с другой стороны – пейзажа Крымова, как бы прошедшего через горнило декоративного и авангардного искусства 1910-х годов", – рассказывает искусствовед Наталья Александрова.

Многие пейзажи Николай Соколов писал на даче в Абрамцеве, но привычка советоваться с "Кукрами" осталась у него на всю жизнь. Их содружество началось еще в 1920-е годы во ВХУТЕМАСе, да и позже у "Кукрыниксов" была общая мастерская. Там рождались их карикатуры, появлялись иллюстрации к произведениям Горького, Чехова, Ильфа и Петрова. Кстати, многие актеры в экранизации романа "Двенадцать стульев" пытались делать грим именно по иллюстрациям "Кукрыниксов".

Возможно, этот союз просуществовал так долго, потому что никто из его участников не тянул одеяло на себя. Они всегда подписывали свои работы – "Кукрыниксы" – даже если работали в одиночку. Когда жизнь раскидывала их в разные стороны, они старались побыстрее соединиться вновь. "Кукрыниксам" часто задавали вопрос о том, как они работают втроем. "И была потрясена. Три очень старых человека неожиданно оживились, сели за большой ватманский стол с трех сторон, и не успела я договорить свой вопрос до конца, когда на этом месте уже возникла яркая шаржированная композиция", – продолжает Наталья Александрова.

Прерогативой Николая Соколова были дружеские шаржи и гротесковый портрет. В поле зрения художника попадали не только российские деятели культуры, но и знаменитые мастера мирового искусства: Микеланджело, Тулуз-Лотрек, Ван-Гог. Считалось, что стать объектом внимания "Кукрыниксов" даже почетно. Хотя были и обиды на дружеские шаржи. Однажды Николай Ромадин сравнил свои работы с картинами Левитана и предположил, что они могли бы висеть вместе. "Работу принесли в старую Третьяковку. Все поняли, что Левитан лучше, а "Кукрыниксы" тогда нарисовали замечательную карикатуру – портрет Левитана", – рассказывает внучка Николая Соколова – Анастасия Соколова.

"Кукрыниксы" были лишены тщеславия. Чувство юмора не покидало Николая Соколова даже в преклонном возрасте. "Дедушка, когда был в возрасте, в старости, в больнице, когда ему делали уколы, он говорил: "Ну сейчас придет медсестра". Не медсестра, а "медсестра"", – вспоминает Анастасия.

Николай Соколов написал три книги воспоминаний. Эти поэтические строки он посвятил своим друзьям:
Я Кукров двух благодарю
И сердце им свое дарю.
Художником мечтал быть с детских лет,
Вся жизнь моя – мечте ответ...


Соколов "заразил" искусством своих родных, и теперь в его семье уже пять художников – два сына, две внучки и зять.

Читайте также:
Гениальный Никс. 105 лет со дня рождения Николая Соколова